Бегство из Крыма :: vuzlib.su

Бегство из Крыма :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Бегство из Крыма

При всей
жестокости русской революции, истреблявшей всех, принадлежавших к
царствовавшему дому, некоторым Романовым удалось бежать за границу.

Страшный 1918
год. Огромное семейство Романовых, разорванное революцией, разметанное по
стране, замерло в страшном предчувствии. Семья бывшего императора находится в
Сибири. Страна отвернулась от него. В Сибири царская семья газет не получала,
доходили до нее только письма. Они обрушивались в основном на Александру
Федоровну. Вот одно из них: «Я давно знал, что ты изменница, но не мог
ничего сделать сам. Наконец, я дождался…»*

Николаю II из
Крыма писали сестры, великие княгини Ксения и Ольга. Мать — вдовствующая
императрица Мария Федоровна — не написала ни разу, несмотря на многолетнюю
привычку постоянно переписываться с сыном. Она знала, что все письма к
императору вскрываются и прочитываются его тюремщиками. Брезгливость и
отвращение к этим чужим любопытным взглядам были сильнее желания написать сыну
слова любви и утешения.

Они навсегда
простились в марте 1917-го на вокзале в Могилеве, где мать, узнав об отречении
сына, долго плакала в его вагоне… На следующий день два поезда плавно
тронулись в разные стороны: мать и сын стояли у своих окон и молча прощались
друг с другом… Николай II поехал в Царское Село, Мария Федоровна — в Киев.

В Киеве
вскоре стало неспокойно, и великому князю Александру Михайловичу, мужу Ксении,
с большим трудом удалось добиться разрешения на переезд всего своего большого
семейства в Крым. Но самым трудным оказалось убедить Марию Федоровну ехать с
ними. Она рвалась к своим сыновьям Николаю и Михаилу, готовая разделить с ними
любые испытания. Вдовствующая императрица не могла осознать, что происходит в
этой огромной стране, так и не поняв ее за пятьдесят с лишним лет жизни здесь,
чувствуя только, что должно случиться что-то страшное. На вокзал ее почти
несли: она до последней минуты отказывалась уезжать, желая быть ближе к
сыновьям.

Большое
семейство во главе с Александром Михайловичем — его жена, шестеро сыновей,
сестра жены Ольга Александровна с годовалым сыном Тихоном и вдовствующая
императрица — прибыли в Ливадию, где поселились в имении Ай-Тодор.

*
Государственный архив Российской Федерации (далее — ГАРФ), ф. 601, on. 1, д.
2281.

В Крыму Мария
Федоровна совершенно ушла в себя, целыми днями просиживала на веранде со старой
семейной Библией. Впрочем, Библию вскоре изъяли при очередном обыске, как
«контрреволюционную книгу»…

Кроме
Александра Михайловича с семейством в Крыму находились великий князь Николай
Николаевич — бывший Верховный главнокомандующий, отправленный Николаем II
наместником на Кавказ, что и спасло ему жизнь, его жена-черногорка великая
княгиня Анастасия Николаевна, его младший брат великий князь Петр Николаевич с
женой великой княгиней Милицей Николаевной и с детьми Мариной, Надеждой и
Романом.

В Крым
приехала Ирина — дочь Александра Михайловича и Ксении Александровны — с мужем
Феликсом Юсуповым и дочерью Ириной. Феликса спасла опала: он был выслан
Николаем II в свое имение за убийство Григория Распутина.

Жизнь в Крыму
была довольно тяжелой. «…Не знаю, как будем дальше существовать, так все
безумно дорого, а денег нет. На днях грозит остаться без освещения, так как нет
керосина. Не знаю, как будем дальше существовать, просто беда. Ну да не в этом
дело, как-нибудь протянем, но жалко до боли во всем этом — бедную Мама!» —
писала Николаю II Ксения Александровна*.

Ольга Александровна
находилась в Ай-Тодоре со своим вторым мужем, офицером лейб-гвардии
Кирасирского полка Николаем Александровичем Куликовским, ради которого она
развелась с принцем Петром Ольденбургским. С Куликовским великая княгиня
обвенчалась в Киеве в ноябре 1916 г. Маленького Тихона Ольга Александровна
называла шутливо господином Кукушкиным.

В Крыму дочь
Петра Николаевича Надежда вышла замуж за князя Орлова и через год родила дочь
Ирину. Жизнь продолжалась, несмотря на осадное положение, в котором находились
великокняжеские семейства.

Спасло
Романовых счастливое стечение обстоятельств. Новым комиссаром, в руки которого
было отдано управление всеми ливадийскими дворцами, был назначен матрос
Задорожный, который раньше служил в авиационной школе, основанной и возглавляемой
Александром Михайловичем. Задорожный с уважением относился к Александру
Михайловичу. Ялтинский и Севастопольский Советы враждовали между собой.
Ялтинский Совет требовал немедленной выдачи и расстрела всех членов дома
Романовых, а Севастопольский, представителем которого был Задорожный, упорно
ждал распоряжений из центра. «По стратегическим соображениям»
Задорожный перевез всех Романовых в имение Петра Николаевича — Дюльбер — с
высокими толстыми стенами, за которые в свое время все родственники посмеивались
над предусмотрительным Петром Николаевичем. В Дюльбере Задорожный с
представителями Севастопольского Совета держали оборону против Ялтинского
совдепа… В роковую апрельскую ночь 1918 г., когда должна была решиться судьба Романовых, к Дюльберу одновременно из Севастополя и Ялты направились
грузовики с вооруженными матросами. Путь от Ялты до Дюльбера намного короче,
чем из Севастополя. Очевидно было, что предстоит бой. Но события неожиданно
сложились благоприятно для пленников. Среди ночи Задорожный разбудил Александра
Михайловича и начал умолять его заступиться за него и за других охранников.
Оказывается, Ялту заняли немцы и немецкий генерал уже звонил в Дюльбер,
волнуясь о судьбе дяди кронпринца. (Сестра Александра Михайловича, Анастасия
Михайловна, была замужем за великим герцогом Мекленбург-Шверинским  Фридрихом
Францем III, а ее дочь Цецилия стала женой германского и прусского кронпринца
Вильгельма.)

*ГАРФ,ф.601,оп.
1,д. 1274.

Русский
царствующий дом был связан близкими родственными узами с немецкими дворами.
Первая мировая война, разведшая по разные стороны окопов близких родственников,
для многих Романовых явилась семейной трагедией. Императрица Александра
Федоровна тяжело переживала, что ее горячо любимый брат, великий герцог
Гессенский Эрнст Людвиг, воюет против русских… И такие переживания были во
многих семьях дома Романовых, выдававших своих дочерей за немецких принцев и
женивших сыновей на благочестивых немецких принцессах…

Но это была
не только русско-немецкая, а огромная общеевропейская семья, в которую входили
также греческий, румынский, испанский, итальянский, датский, черногорский,
сербский, нидерландский и английский царствующие дома…

Сестра
императрицы Марии Федоровны, принцесса Александра, вышла замуж за сына королевы
Виктории, впоследствии короля Эдуарда VII. Их сын, двоюродный брат Николая II,
стал королем Георгом V. Когда в Севастополь прибыл английский флот, августейший
племянник предоставил своей тетушке, вдовствующей императрице, военный корабль
«Мальборо». Мария Федоровна вместе с родственниками отплыла от
берегов Ливадии 31 марта 1919 г. Александр Михайлович покинул Крым чуть раньше
своей семьи, так как спешил в Париж на встречу глав союзных государств. Ольга
Александровна с семьей осталась в Крыму и покинула родину вместе с мужем и
сыновьями (второй — Гурий — родился в 1919 г. на Кубани) после разгрома белого движения. Императрица не могла поверить в смерть своих сыновей и все ждала
известий от них.

За границей
Александр Михайлович вскоре оставил всякую надежду повлиять на ход событий в
России с помощью союзных войск. Франция и Англия выставили чудовищные условия
помощи Белой армии. Адмирал Колчак подписал требования английского
правительства. Помощи от союзников он, по существу, не дождался и был выдан
большевикам белочехами при содействии французского генерала Жанена… При этом
исчезла часть золотого запаса России, следовавшего вместе с Колчаком.

Может быть,
истории еще предстоит разобраться, не потянулся ли золотой след к банку
Сан-Франциско, куда летом 1920 г. был сделан огромный вклад группой людей,
говоривших по-английски с акцентом… Что же касается романовских миллионов,
якобы хранящихся в банках Европы, то, действительно, большая сумма личных денег
Николая II хранилась в английском банке, положенная туда еще по повелению
Александра II. Но в годы войны эти средства царская семья тратила на лазареты и
санитарные поезда, носившие имена великих княжон и наследника цесаревича.

За границей
Мария Федоровна жила сначала в Англии, а затем в Дании, в небольшом поместье
Видор, на пенсию, назначенную ей Георгом V. Ольга Александровна, до смерти
матери остававшаяся рядом с ней, в эмиграции была так же неутомима в делах
милосердия, как и на родине, — постоянно устраивала благотворительные вечера в
пользу бедных русских эмигрантов, привлекала иностранных благотворителей, но
чаще помогала из своих весьма скромных средств. Она была одной из самых щедрых
дарительниц в фонд Зарубежного союза русских инвалидов. За свою
благотворительную деятельность Ольга Александровна была награждена знаком
Зарубежного союза I степени. Она постоянно посещала дома инвалидов, особенно
опекая тех, кто жил в приюте на Шипке. Во время второй мировой войны Ольга
Александровна вновь стала сестрой милосердия. Великая княгиня ухаживала в
госпиталях за ранеными русскими — уже советскими — солдатами, и каково же было
их изумление, когда они узнавали, что эта заботливая пожилая медсестра — дочь
Александра III. Ее деятельность по спасению русских казаков от выдачи
сталинскому правительству вызвала ноту протеста советской стороны. Ольга
Александровна в 1948 г. уехала из Дании в Канаду, где умерла в 1960 г. в семье русских эмигрантов, приютивших ее после смерти Н. А. Куликовского. В том же году в
Англии скончалась ее старшая сестра Ксения.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ