Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVII. Процент и производственный план ...

Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVII. Процент и производственный план :: vuzlib.su

18
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVII. Процент и
производственный план

.

Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава
XVII. Процент и производственный план

1. Теперь мы подходим к действительно спорному во­просу.
Воздействие изменения цен на план производства рассмотрено, все значительные
проблемы были освещены. Но крайней мере со времен Маршалла известно,
что же в этой области исследований важно. В то же время в исследованиях,
имеющих дело с изменениями в уровне процента, нет такой единой концепции, в
которой было бы все увязано и которую можно было бы с легкостью принять.
Существует «классическая» теория (теория Бем-Баверка), однако
ее основательность подвергается сомнениям в широких кругах исследователей;
существует за­мысел оппозиционной теории (выдвинутой проф. Найтом и его
последователями), но ее сторонники оставили важные проблемы в значительной мере
нерешенными. Таким образом перед нами открывается возможность предпри­нять
попытку создания новой теории, которая могла бы расставить все диссонирующие
элементы по своим мес­там.

Я полагаю, что создал такую теорию, и надеюсь изло­жить ее в
настоящей главе. Читатель уже, наверное, име­ет некое приблизительное
представление об этой теории, поскольку анализ, которым мы только что
занимались, проводился так, чтобы подвести к ней. К примеру, влия­ние изменений
цены на производственный план рассмат­ривалось столь подробно не ради него
самого (в данной области действительно важные выводы были уже сдела­ны), а с
целью подвести читателя к исследованию изме­нений в уровне процента. Остается
только применить уже известный метод, анализируя изменения процента, и решение
проблемы окажется у нас в руках.

Теория, рассматривающая изменения в уровне процен­та,
гораздо сложнее теории, которая анализирует измене­ния цен; тому есть одна
причина. Если мы имеем дело с ценами, можно непосредственно взять самый
интересный случай — случай, когда предполагается, что цены изменяются
непрерывно. (Мы знаем, почему это так: непрерыв­ное изменение цен означает
пропорциональное изменение текущих цен и ценовых ожиданий; это дает нам право
ввести статическое по характеру условие, рассматривая товары, которые должны
быть проданы или куплены в различные дни, как один и тот же товар.) Если же мы
имеем дело с процентными ставками, то уже не можем согласиться на такое удобное
упрощение — ожидания рав­номерных изменений в уровне процента подразумевают
пропорциональное еженедельное изменение нормы дис­конта по ссудам на любой
срок, и это не означает, что наблюдается пропорциональное изменение
дисконтирован­ных цен, на которые ориентируются при составлении плана. Верно,
дисконтированные цены систематически изменяются, но это не пропорциональные
изменения. Дис­контированные цены выпускаемой продукции и производ­ственных
факторов, относящиеся к отдаленному будуще­му, обычно больше подвержены
изменениям, чем соответ­ствующие дисконтированные цены, относящиеся к бли­жайшему
периоду. В результате этого мы не можем, раз­рабатывая теорию процента, сразу
же формулировать главные положения на основании тех или иных известных нам
статических закономерностей. Единственное, что здесь возможно — рассматривать
общее изменение в уровне про­цента как состоящее из отдельных изменений
отдельных процентных ставок (мы поступали так же, полагая, что общее изменение
цен и ценовых ожиданий представляет собой совокупность отдельных изменений в
ценовых ожи­даниях). Такой подход, хотя он и не был особенно необходим,
позволил нам прояснить суть дела при анализе движения цен; здесь же это
единственная открытая для нас «линия наступления».

2. Начнем с того допущения, что на рынке ссуд суще­ствуют
дифференцированные ставки процента по ссудам различных сроков. Зададимся прежде
всего вопросом: «Что происходит, когда изменяется одна процентная став­ка?» По
предположению, все прочие ставки процента не­изменны, как (разумеется) и все
цены и ценовые ожида­ния.

Пусть ставкой, которая изменяется, будет процентная ставка
по ссудам на t недель; тогда соответствующее из­менение скажется на
дисконтированных ценах всех тех продуктов, которые должны быть проданы в (t+ 1)
неде­лю, считая от дня составления плана, а также на дискон­тированных ценах
всех тех факторов, которые должны быть приобретены в ту же неделю. Все прочие
дисконти­рованные цены останутся без изменений.

Таким образом, снижение процентной ставки по ссудам на t
недель приведет к повышению дисконтированных цен Xt, Yt,…, At, Bt,…
(продуктов и факторов, соответ­ствующих производству в ту неделю, которая
начнется че­рез t недель). Самым обычным последствием такого сни­жения должно
быть расширение планируемого выпуска Xt, Yt, … и сокращение планируемых
затрат At, Bt, … . А это, в свою очередь, предполагает либо расширение вво­да
ресурсов в другие недели, либо соответствующее сокра­щение выпуска, либо же то
и другое вместе.

Поскольку, однако, расширение выпуска Xt (связанное с ростом
дисконтированной цены этого продукта) может осуществляться за счет сокращения
выпуска Yt и может, кроме того, способствовать увеличению спроса на исполь­зуемые
одновременно ресурсы At, Bt,… (аналогично по­добное расширение выпуска одного
из продуктов может сказаться на выпуске прочих продуктов и вводе в произ­водство
прочих ресурсов), нельзя наверняка утверждать, что прямые последствия
расширения выпуска определен­ного продукта (или сокращения использования опреде­ленного
ресурса) не могут оказаться слабее соответствую­щих косвенных последствий,
носящих противоположный характер. Следовательно, нельзя безоговорочно утвер­ждать,
что выпуск какой-либо определенной продукции в. данный день будет увеличиваться
и что количество како­го-либо определенного ресурса будет уменьшаться. Можно
представить себе случаи, когда соответствующее воздейст­вие на выпуск продукции
или на ввод в производство ре­сурсов носят совершенно противоположный характер.
Но поскольку мы рассматриваем здесь выпуск продукции и затраты, которые
осуществляются одновременно, измене­ние ставки процента приводит к изменению в
той же самой пропорции всех соответствующих дисконтированных цен; применим,
таким образом, знакомый нам пример, предполагающий рассмотрение набора товаров,
цены ко­торых изменяются одинаково, как единичного товара. Верно, при исследовании
в целом вводимых в производ­ство факторов и выпускаемой продукции (это
позволяет считать их единичным товаром) мы должны помнить, что всякие
количества факторов и продуктов относятся друг к другу как, можно сказать,
величины с обратными зна­ками (принципы, объясняющие движение факторов,
противоположны принципам, объясняющим движение про­дуктов). И это не
противоречит применению правила, согласно которому те и другие рассматриваются
как еди­ничный товар. При использовании этого правила нужно лишь брать в расчет
разницу между стоимостью выпущен­ной продукции и стоимостью ресурсов. Падение
процент­ной ставки по ссудам на срок t недель совершенно определенно приводит
(безо всяких исключений) к повышению прибыли, которую планируется получить в
(t+ 1) неделю.

Этот принцип исследования применим практически во всех
случаях; он обеспечивает удобный подход к решению проблем и нашего последующего
анализа. Так как цено­вые ожидания заданы, всякое изменение в уровне процентных
ставок приведет к изменению (в одинаковой про­порции) дисконтированных цен
одновременно производи­мых продуктов и применяемых факторов. Следовательно,
обсуждая проблемы, связанные с изменениями в уровне процента, мы можем, как
только захотим, рассматривать совместно те продукты и факторы, выпуск и
использова­ние которых осуществляется одновременно. Мы можем упростить проблему
производственного плана, рассматривая ее просто как проблему выбора из
возможных потоков прибыли такого потока, который обеспечивает наибольшую
выгоду; при этом набор возможных потоков прибыли задается условиями
производства, а его представление в стои­мостном выражении становится возможным
благодаря допущению, что цены и ценовые ожидания заданы. Тогда последствия
изменений в уровне процента можно свести к замещению между объемами получаемой
в разные недели прибыли, что будет приблизительно отражать процессы замещения и
трансформации, характерные для выпускаемых продуктов и применяемых ресурсов,
обеспечивающих получение этой прибыли. Тем самым норму дисконта на t недель (речь
идет о величине, на которую нужно умень­шить покупательную способность денег,
чтобы сделать скидку с этой суммы на t недель) следует считать «ценой» прибыли,
получаемой в (t+ 1) неделю. При повышении этой нормы дисконта необходимо
говорить о росте «цены» соответствующей прибыли. Следовательно, подводя итог
обсуждению данного случая, можно сказать, что будет наблюдаться увеличение
прибыли, которую плани­руется получить в (t+ 1) неделю, а также что это увели­чение
станет возможным благодаря замещению объемов прибыли, получаемой в другие
недели (прибыль, получае­мая в какую-либо одну неделю, увеличивается за счет ее
уменьшения в другую) [Увеличение убытков нужно расценивать как сокращение
прибыли.]. При этом возможно-таки, что между объемом прибыли, получаемой в (t+
1) неделю, и объемами прибыли, получаемой в некоторые другие неде­ли, возникнут
отношения дополняемости; объем последней также будет расти.

3. Если именно так излагать теорию, объясняющую последствия
отдельных изменений в уровне процента, то довольно легко расширить ее, чтобы
определить послед­ствия общего изменения процентных ставок. Если за не­делю
процентные ставки по ссудам всех сроков снижают­ся, то нормы дисконта (иначе
говоря, «цены» прибыли), соответствующие всем будущим объемам прибыли, повы­сятся;
это само по себе способствует заменяемости буду­щей прибылью прибыли текущей.
Но исследуемое изменение уровня процента не является все-таки лишь про­порциональным
сдвигом в уровне всех «цен», относящихся к будущей прибыли; всякая такая «цена»
затрагивается в большей мере, чем соответствующая «цена» соответству­ющей
предшествующей недели, и в меньшей мере по сравнению со всякой «ценой» всякой
последующей неде­ли. Объем прибыли для каждой недели подвержен воздей­ствиям
двоякого рода: возрастание «цены» этой прибыли способствует замещению ею
прибыли, получаемой в дру­гие недели; рост других соответствующих «цен»
вызывает замещение в противоположном направлении. И чем позднее наступает
данная неделя, тем сильнее воздействия, стремящиеся увеличить соответствующую
прибыль, и тем ниже вероятность того, что будут действовать силы про­тивоположного
характера. Таким образом, можно пола­гать, что выше всего прибыль самой
отдаленной будущей недели и ниже всего — самой близкой. В целом изменения
процента таким образом влияют на поток прибыли, что последний совершает, если
можно так выразиться, «пере­гиб» («tilt»); этот поток, сокращаясь с одной
«стороны», расширяется с другой; причем, как мы видели, сокращение сменяется
расширением где-то посередине.

Прибыль можно увеличить либо за счет соответствую­щего
сокращения расширения выпуска, либо за счет со­кращения соответствующих
вложений в применяемые ре­сурсы, поэтому «перегиб» потока прибыли обусловливает
следующее. Поток выпуска будет расширяться таким образом:

↓ Х0, Х1, Х2, Х3,…, Хn. ↑

(в точном соответствии с движением самой прибыли). Однако
поток ресурсов будет расширяться в противопо­ложном направлении:

↑ А0, A1, A2, А3,…, Аn. ↓

Каким образом характеризующиеся «перегибами» поток выпуска и
поток ресурсов будут соответствовать друг дру­гу, зависит от условий
производства.

Теперь следует вспомнить, что рассматриваемого явления мы
касались выше при анализе потоков выпуска. В результате повышения цены на
определенную продук­цию (при предположении, что эта цена растет непрерывно)
поток выпуска «поворачивает» вверх (см. движение кривой ВВ на рис. 24). Однако
это обусловлено действи­ем совершенно иной причины. Ожидаемый непрерывный рост
цены на продукцию сам по себе стимулирует расши­рение ее выпуска во все будущие
периоды — ответное же расширение выпуска будет, вероятно, сильнее в отдаленные,
чем в близкие периоды в будущем, что связано с ограничениями производственного
характера и специфич­ностью первоначального оснащения фирмы. Здесь же па­дение
процентных ставок способствует большему расши­рению выпуска в отдаленные
периоды по сравнению с близкими не из-за производственных ограничений — дело в
самой природе процента.

Однако ограничения производственного характера и отношения
дополняемости также имеют некоторое значе­ние и здесь. Объем текущего выпуска
всегда в значитель­ной степени предопределен, поэтому маловероятно, что
действующий в подобных условиях стимул к сокращению этого выпуска будет
эффективным. Довольно неэффектив­ными могут оказаться и стимулы к расширению
текущего выпуска (по причинам, которые мы рассматривали в пре­дыдущей главе).
Расширение текущего выпуска будет, скорее всего, наибольшим в середине всего
данного перио­да. Точное распределение, в соответствии с новым производственным
планом, выпуска во времени зависит от ус­ловий производства, ибо последние
определяют, когда ста­нет возможным раздвинуть временные границы выпуска и
сузить соответствующие границы ввода в производство ресурсов.

Нельзя вывести сколько-нибудь жесткого и краткого правила
относительно величины выпуска и затрат в ка­кой-либо определенный день (как и
правила, определяю­щего величину прибыли); мы можем лишь сказать, что в
некотором широком смысле слова поток прибыли обяза­тельно будет
характеризоваться «перегибом».

Можем ли мы дать для этого случая точное определе­ние?

4. Все, что мы хотим вывести, это числовой показа­тель,
свидетельствующий о характере производственного плана, показатель, который бы
непременно известным образом изменялся при колебаниях процентной ставки. Хотя
мы могли бы, видимо, позволить себе удовлетво­риться показателем,
свидетельствующим о данных изменениях лишь с приблизительной достоверностью
(при об­суждении многих соответствующих вопросов мы не можем и надеяться на то,
чтобы не встретиться с редкими исключениями, похожими на тот случай, который
был связан с изогнутой назад кривой спроса).

Поиски именно такого показателя привели Бем-Баверка и его
последователей к формулированию понятия «средний период производства» и понятия
«средний пе­риод инвестирования». Для простых случаев, которые они
рассматривали, представлялось естественным говорить о том, что отдельная
единица текущих затрат порождает расширение конечного потока выпуска.
«Промежуточные продукты» (или, как мы можем их назвать, оснащение фирмы),
которые обязаны своим существованием непо­средственно первоначальным затратам,
по истечении из­вестного периода времени оказываются либо израсходованными,
либо превратившимися в готовую продукцию. И если взять средний из периодов
времени, по истечении которых первоначальные затраты обеспечивают изготов­ление
продукции, мы получим используемый австрийской школой «средний период
производства».

Но какого рода эта средняя величина? Что здесь взвешивается?
Можно бы подумать, что эти вопросы получили уже некоторое освещение, однако,
как это ни удиви­тельно, не получили. Насколько можно судить, в качестве весов
берутся объемы выпущенной продукции или, в ко­нечном счете, значения ее
стоимости.

То и другое понимание «среднего периода» наталкива­ется на
уничтожающие возражения: проф. Найт показал, что невозможно построить подобного
рода конечный ряд для значений выпускаемой продукции, которым могут быть
поставлены в соответствие определенные значения текущих затрат. Обыкновенно
предполагается, что еди­ничные текущие затраты обеспечат бесконечный поток
будущих затрат, порождающих бесконечный поток буду­щего выпуска. Но из этого
потока невозможно выделить определенную продукцию, которая «обеспечивается» теку­щими
затратами. Если бы текущие затраты не соверша­лись, то текущий выпуск должен
был бы претерпеть некоторое сокращение (при условии, что затраты не увели­чатся
и в будущем); такое сокращение могло бы наблю­даться в один или в другой день,
а также могло бы «распределиться» так или иначе по нескольким дням в буду­щем.

Точно так же нельзя избежать указанных затруднений,
пренебрегая попыткой выделить поток выпускаемой про­дукции, которую можно было
бы поставить в соответствие с определенными затратами, рассматривая
производствен­ный план фирмы как единое целое. Нет причины, кото­рая заставляла
бы придавать такому плану свойства, важ­ные с точки зрения поставленной задачи
— одни затраты планируются вслед за другими, одни продукты выпуска­ются вслед
за другими, и эти планы строятся в расчете на такой период времени, какой
предприниматель желает охватить.

Таким образом, понятие «периода» австрийской шко­лы нам не
подойдет, но все-таки Бем-Баверк
не говорил совершенно вздорных вещей. Для обсуждавшихся случаев его теория была
достаточно разработанной; теперь же можно дать такую обобщенную концепцию,
которая бы учитывала возражения, выдвинутые проф. Найтом, но при этом
охватывала соображения Бем-Баверка в качестве особого случая.

Нам не нужно уходить далеко в поисках такой кон­цепции — она
у нас в руках. В ходе своих рассуждений мы уже сталкивались с понятием среднего
периода, которое позволяет ответить на упомянутые возражения. В дальнейшем мы
покажем, что именно этого в действи­тельности и добивались представители австрийской школы.

Если мы возьмем поток ожидаемых прибылей и убыт­ков (т. е.
разницу за последовательные периоды между стоимостью выпущенной продукции и
стоимостью исполь­зованных на ее производство ресурсов) и, применяя наше
правило определения среднего периода потока, рассчита­ем значение этого
среднего периода (используя значения дисконтированных стоимостей), то получим
нечто более перспективное, чем «период» австрийской школы. Выве­денное
определение позволит считать, что даже поток не­определенной продолжительности
характеризуется конеч­ным средним периодом, а, следовательно, нам не нужно
утруждать себя сопоставлением будущего выпуска и те­кущих затрат. Мы можем
сосредоточить внимание на среднем периоде потока прибыли, иначе говоря, среднем
периоде плана в целом.

Далее, по ходу исследования, проводящегося в насто­ящей
главе, станет ясно, что решения предпринимателя всегда связаны с
дисконтированной, а не с недисконтированной стоимостью. Предприниматель,
принимая решение, никогда не сравнивает недисконтированную стоимость продукции
и примененных ресурсов для различных дней; следовательно, нельзя считать, что
поведение показателя, предполагающего использование подобных величин, будет
отличаться определенностью и что это использование во­обще к чему-либо
приведет.

Однако наш собственный показатель, как оказывает­ся, должен
будет натолкнуться на одно явно неизбежное возражение. С изменением уровня
процента (даже если производственный план останется прежним) наш средний период
также изменится. Снижение ставки процента вы­зовет повышение дисконтированной
прибыли, относящей­ся к сравнительно отдаленному будущему; таким обра­зом,
почти неизбежно увеличится и средний период (даже если не изменятся ни затраты,
ни количество выпущен­ной продукции). А так как мы хотим использовать сред­ний
период в качестве показателя, свидетельствующего об изменениях в плане,
подобного рода изменения среднего периода совершенно не согласуются с решением
постав­ленной нами задачи.

Средний период потока (следует помнить, что все это мы
установили в начале своей работы [См. Примечание к гл. XIV],)
служит удовле­творительным показателем, описывающим характер изме­нения этого
потока во времени, только в том случае, ког­да он определяется при данном
уровне процента. Один и ют же поток будет характеризоваться целым рядом раз­личных
средних периодов, что связано с использованием при расчетах разных процентных
ставок. Если изменяется средний период (при условии, что ставка процента оста­ется
прежней), это будет указывать на изменение характе­ра потока; когда же средний
период изменяется при из­менении процентной ставки, вовсе не обязательно, что
характер потока также изменится.

Следовательно, необходимо исходить из неизменности ставки
процента, которая используется в расчетах для определения среднего периода,
даже когда мы рассматри­ваем влияние изменений процентной ставки на
производственый план [Эту довольно хитроумную мысль можно пояснить с помощью
аналогии. Если бы мы пожелали измерить воздействие роста цен в какой-либо
отрасли на выпуск продукции, то должны были бы на самом деле (ведь продукция
отрасли неоднородна) взвесить количества различного рода продуктов по их ценам.
Но при этом, хотя цены изменились, мы должны использовать одинаковые веса цен-в
противном случае наши расчеты будут просто свидетель­ствовать об изменении
уровня поступлений (которые возрастут даже при отсутствии изменений в объеме
выпуска), а совсем не в объеме выпуска.]. Что необходимо, так это начинать ис­следование
с принятия определенной процентной ставки, определенного производственного
плана, составленного с учетом уровня этой ставки, и среднего периода, рассчи­танного
на основе данного производственного плана и дан­ной процентной ставки. Затем
необходимо предположить, что ставка процента падает и что в соответствии с этим
изменяется производственный план. Наконец, нужно рас­считать средний период для
нового плана, используя при этом ту же самую процентную ставку, иначе говоря,
ста­рую процентную ставку. Наше предположение состоит в том, что рассчитанный
таким образом средний период должен быть продолжительнее прежнего среднего
периода. Снижение процентной ставки вызывает увеличение сред­него периода.

5. Я не знаю какого-либо очень простого пути доказать это
положение — самое легкое предлагаемое мною доказательство следующее. Если взять
поток прибыли, планируемой при старой процентной ставке (S0, S1, S2,…, Sn) и
сравнить его с потоком прибыли (S0′, S1′, S2′,…, Sn’), планируемым при новой
процентной ставке, мы можем определить предельный поток:

S0′ -S0, S1′ -S1, S2′ -S2,…, Sn’ -Sn,

который состоит из разностей соответствующих значений
прибыли (при этом следует уделять должное внимание знакам). Новый поток
образуется, как можно полагать, путем прибавления предельного потока к старому.
Легко показать (используя формулу для расчета среднего пери­ода [См. Примечание к гл. XIV],),
что при одной и той же ставке процента средний период нового потока
представляет собой среднюю вели­чину из среднего периода старого потока и
среднего периода предельного потока. Точнее, если р — средний период старого
потока, а С — его капитальная стоимость в день составления плана, если р и с,
соответственно, средний период и капитальная стоимость предельного потока, то
средний период нового потока выразится величиной (СР+ ср) / (С+ с). Этот способ
расчета средних потоков пригоден практически для всех случаев.

Теперь рассмотрим характер некоторого планируемого
предельною потока при условии, что наблюдается неболь­шое снижение процентной
ставки. Окажется, что при ста­рой ставке процента предпринимать выпуск
продукции не было бы смысла; когда же ставка немного снизится, это будет
выгодным [Наше понятие «предельный поток» имеет что-то общее с понятием
«предельная единица инвестиций», знакомым по работам разных авторов. Однако,
как следует заметить, с теоретической точки зрения не обязательно, чтобы
образование предельного потока предполагало какое-либо приращение или убывание
текущей прибыли; изменения в плане могут быть всецело связаны с будущим.].
Капитальная стоимость предельного потока будет, таким образом, выражаться
отрицательной величиной при сравнительно высокой ставке процента и
положительной — при сравнительно низкой. Поскольку в нашей воле допустить сколь
угодно малое снижение про­центной ставки, соответствующие значения капитальной
стоимости могут быть по нашему желанию сближены. Таким образом, капитальную
стоимость предельного потока можно приблизить к нулевому уровню настолько, на­сколько
мы захотим.

В то же время величина ср определенно положитель­на и
определенно конечна. В одной из предыдущих глав мы видели, что капитальная
стоимость продукта, произве­денного за средний период потока, совпадает с
капиталь­ной стоимостью дополнительного потока, который обра­зован благодаря
капитализации в каждую следующую одна за другой неделю переходящих из недели в
неделю единиц стоимости, составляющей поток прибыли [См.окончание гл. XV ]. Мы также
видели, что каждая единица стоимости дополни­тельного потока должна быть
положительной (в ином случае не имело бы и смысла заниматься разработкой
производственного плана, выражаемого данным потоком); следовательно,
капитальная стоимость дополнительного потока должна быть положительной.

Итак, применяя в расчетах среднего периода, характе­ризующего
новый средний поток, приведенную выше фор­мулу, мы можем не считаться с
величиной с, однако не считаться с величиной ср нельзя. Новый средний период
будет, следовательно, выражаться таким образом:

(СР+ ср)/С =Р+ ср/С а эта величина обязательно превысит Р.

Я думаю, что такое доказательство данного положения вполне
удовлетворительно, однако в Приложениях помещено соответствующее альтернативное
математическое доказательство, которое я лично считаю более убедитель­ным Здесь
есть одно небольшое затруднение, рассмотрение которого я должен оставить на
потом — оно связано с существованием двух упомянутых доказательств. Из
приведенного в настоящем разделе доказательства следует, что доказываемое положение
сохраняет справедливость всегда. Математическое же доказательство предполагает
одно незначительное исключение. Условия, при которых этот исключительный случай
наблюдается, как очевидно, в высшей степени невероятны; возможно, тому
существует какая-то причина, но я оказался неспособным обнаружить ее.].

6. Теперь мы можем увидеть, в чем ошибался Бем-Баверк. Он был
совершенно прав, считая процесс капитали­стического производства по существу
процессом, проте­кающим во времени, процессом, который характеризуется тем, что
готовые продукты выпускаются позднее, чем ис­пользуются обеспечивающие их
производство ресурсы. Отталкиваясь от этого и стремясь по возможности четко
выявить фундаментальную природу этого производства, он, естественно,
сосредоточил внимание на простейшем, как оказалось, случае — случае, когда все
ресурсы исполь­зуются в один определенный день, а производство всех продуктов
завершается в другой определенный день. Это возражений не вызывает. Целям
выяснения природы ка­питалистическою производства неплохо служит рассмот­рение
стандартных случаев, разбираемых австрийской школой (выдерживание вина и
высаживание деревьев). Но как только Бем-Баверк
разрабатывает теорию подобно­го простого случая, он приходит к выводам,
убедительным для данного случая, но не обладающим тем общим харак­тером, о
котором он думал. Если предприниматель имеет некоторое количество вина, которое
уже хранится в погре­бе, или некоторое количество деревьев, которые уже всажены
в грунт, то справедливо, что падение процента может заставить его отложить до
более поздних времен завершение производственного процесса, который он бы
планировал при иных обстоятельствах. И теория австрий­ской школы к этому не
имеет отношения. Можно подумать, что рассмотрение подобного случая весьма
естест­венно подтолкнуло Бем-Баверка к заключениям, которые представлялись справедливыми в
широком плане; факти­чески же это не так. В данном простом случае поток ожи­даемой
прибыли имеет только один способ выражения- стоимость продукта в день
завершения его производства; следовательно, неважно, какие веса используются
при расчете «среднего периода». При любой методике расчета передний период»
подобного рудиментарного «потока» должен равняться действительному периоду
производства, т. е. действительному промежутку времени, который проходит до
завершения производственного процесса. Добравшись до этого места (а в нашем
анализе до сих пор ошибки не было), мы почти неизбежно совершаем ошибку в
рассуждениях. Слишком уж соблазнительно немедленно вывести заключение:
поскольку (в первом из двух отме­ченных случаев) изменения в уровне процента
приводят к изменению продолжительности периода между осущест­влением затрат и
выпуском продукции, постольку нечто подобное должно наблюдаться всегда. Именно
таким обра­зом, рассуждая по аналогии, сторонники австрийской школы и
образовали свое понятие «средний период»-дей­ствительный промежуток времени,
служащий технической характеристикой производственной системы и являющий­ся,
например, одним сельскохозяйственным годом, пятью годами службы какой-то
машины, двадцатью годами ис­пользования корабля и т. д. Однако способ
рассуждения по аналогии оказался ненадежным — отталкивались не от
представительного, а от исключительного случая; кроме как в этом исключительном
случае, действительный сред­ний период (ведь должен существовать и в
действитель­ности средний период, иначе главные доводы австрийской школы не
могли бы быть столь обоснованными, какими они являются на деле) представляет
собой всего лишь средство свидетельства упоминавшегося «перегиба» в дви­жении
плана; это вовсе не реальный промежуток времени.

Не имеет значения, какова абсолютная продолжитель­ность
среднего периода; она лишь отчасти определяется характером производственного
плана; его можно совершенно произвольно увеличивать или уменьшать (подобно тому
как мы рассчитывали средний период для одного и того же плана при разных
процентных ставках). Важны изменения среднего периода, а не сама его
продолжитель­ность. Средний период измеряет не что иное, как crescendo
производственного плана, а это никак не связано с техни­ческими методами
производства.

Об отсутствии какой-либо связи между средним перио­дом плана
(при правильном определении последнего) и техническими методами производства
сразу же свидетель­ствует способ, благодаря которому было выведено наше
фундаментальное положение; однако полезно, видимо, до­вести вопрос до конца,
разобрав следующий пример [Этот пример заимствован у Калецкого (Каlесki. The
Prin­ciple of Increasing Risk. — Economica, 1937). Как представляется, г-н
Калецкий считает данный случай более типичным с точки зрения общего
производственного процесса, чем считаю я; нам, одна­ко, не следует ссориться,
так как случай, приводимый Калецким, полностью охвачен моей теорией.].
Предположим, что организованное некоторой фирмой про­изводство представляет
собой одновременное осуществле­ние ряда раздельных процессов, каждый из которых
зани­мает по времени от начала до завершения n недель. Пусть (поначалу) данная
фирма находится в состоянии стационарного равновесия, а m соответствующих
процессов осу­ществляется совместно; пусть, далее, каждую неделю начинаются
вместо завершившихся к началу недели m про­цессов m новых процессов. Таким
образом, потоки как совокупных затрат, так и совокупного выпуска постоянны во
времени. Фирма довольствуется осуществлением лишь mn процессов из соображений
риска; коэффициенты рис­ка возрастают по мере расширения выпуска; предприни­матель
отвергает дополнительные производственные про­цессы, поскольку их
капитализированная стоимость (дела­ется и поправка на риск) в противном случае
стала бы отрицательной. Теперь предположим, что процент падает; тогда
капитализированная стоимость нового процесса по­высится и может оказаться
выгодным осуществлять несколько подобных новых процессов, что прежде выго­ды не
приносило. Теперь совершенно не остается причин тому, чтобы новые процессы
отличались по своим техни­ческим особенностям от старых; и все-таки, несмотря
на это, осуществление новых процессов (именно потому, что они новые),
предпринятое только в связи с падением про­цента, должно увеличить средний
период плана. До паде­ния процентной ставки ожидается, что поток планируе­мой
прибыли останется с течением времени неизменным; как только процент понижается,
объем текущей прибыли уменьшается, а чуть позднее — прибыль возрастает — потоку
придается crescendo.

7. В настоящей главе мы очень много места посвятили чисто
формальным вещам. Оглядываясь на проделанное, я не могу избежать ощущения
некоторой вины за него, поскольку боюсь, что могу вызвать обвинения, будто
ничего и не свершил, а лишь представил в усложненной форме простые проблемы.
Однако оправданием тому, что было сделано (даже если это оправдание и в
известной мере не по существу), служит современное состояние теории капитала;
мы не в состоянии объявить неверными (насколько они этого заслуживают) все идеи
Бем-Баверка, к
которым он привязан, пока не объясним, в чем Бем-Баверк ошибался.
Я не думаю, что этого можно достичь без достаточно тщательной работы, если мы
хотим по справедливости отнестись к сильным сторонам его теории и признать,
каким опасным оказался капкан, в который угодил этот бедняга.

Но раз уж за нами стоит теория австрийской школы,
остается единственно важная вещь -вывести общее за­ключение (это заключение
можно сформулировать достаточно четко, чтобы оно отвечало всем поставленным це­лям,
не имеющим чего-либо общего с болтовней относи­тельно средних периодов),
состоящее в том, что изменения в уровне процента влияют на «перегиб» потока,
или crescendo производственного плана. Это позволяет обоб­щить всякого рода
возможные последствия изменений в уровне процента на производственный план; что
же ка­сается формальной стороны дела, теория не требует ниче­го, кроме такого
заключения.

Но все-таки остается еще, завершая работу, сделать одно
замечание — замечание практически более важное, чем те соображения, которые мы
здесь развивали. Если мы исследуем движение процентных ставок, снижающих­ся в
обычных пределах (скажем, на 2-7% ежегодно), можно сказать, что влияние
изменений процента на дис­контированные цены продуктов или ресурсов, обнаружи­вающееся
в близком будущем, окажется очень слабым. Зачастую это влияние слабо настолько,
что бизнесмены вполне могут им пренебречь, и только в особых случаях подобное
влияние ощутимым образом сказывается на пред­принимательской политике. Однако
подобная же законо­мерность действует и в другом крайнем случае, когда вы­пуск
продукции или затраты планируются па весьма отда­ленное будущее,
соответствующие дисконтированные цены становятся в высшей степени
чувствительными к измене­нию процентных ставок. Следовательно, чем дальше буду­щее,
на которое ориентирован производственный план, тем сильнее сказываются на нем
изменения процентных ставок. Если планы предпринимателей охватывают только
ближайшее будущее (эти предприниматели, например, кое-как сводят концы с
концами), то движение процента скажется на них незначительно; если же
предпринимате­ли смотрят далеко вперед, это движение становится весь­ма важным.

Продолжительность периода, охватываемого производ­ственным
планом, зависит частично от технических условий (одни производства требуют
планирования на более длительное время, чем другие), а частично (и это очень
важный фактор) от степени риска. Как нам нередко при­ходилось видеть, в
действительности «ожидаемая цена» продуктов, выпускаемых в будущем (цена, по
которой данная продукция должна учитываться в плане) не есть самая вероятная
пена — это самая вероятная цена за вы­четом поправки на риск. Но чем отдаленнее
то будущее, в котором предполагается выпускать продукцию, тем вы­ше, видимо,
становится поправка на риск — это связано с неопределенностью будущего роста
цен. Таким образом, начиная с определенного момента, поправка на риск ока­жется
столь высока, что исчезает вся возможная выгода, а действительная «ожидаемая
цена» будет равна нулю. Именно это налагает на всякий план ограничения и пре­пятствует
его распространению на бесконечное будущее. Однако производственный план не
просто «подрубается» по истечении определенного времени — снижение номи­нальных
цен в условиях риска (связанное с ожидаемым обесценением оборудования,
установленного для произ­водства этой продукции) ослабляет даже влияние на про­изводственный
план выпуска продукции («ожидаемая це­на» которой не слишком еще снизилась
из-за существо­вания риска) в сравнительно отдаленном будущем. В то же время
именно выпуск продукции выражает ту движу­щую силу» («pull») производства,
которое в основном обус­ловливает движение процента (если допускать, что послед­нее
служит причиной значительных изменений в произ­водственном плане). Теперь мы
видим, что упомянутое воздействие со стороны производства оказывается гораздо
слабее, чем можно было предполагать.

Итак, процент слишком низок, чтобы определять положение дел
в ближайшем будущем; риск же явля­ется слишком сильным фактором, чтобы движение
про­цента оказывало большое влияние на ситуацию в отдаленном будущем. Какое же
место отведено проценту между этими противостоящими силами? Насколько важ­ной
будет его роль, зависит от значения фактор риска, а это, как мы видели,
психологический вопрос. В обстановке мрачного недоверия люди с трудом
перебиваются, и изме­нения в уровне процента (мы говорим здесь об умеренных
изменениях) не могут оказать заметного влияния на их поведение. В то же время в
условиях уверенности поправ­ка на риск значительно ниже, и должны, видимо, скла­дываться
условия, когда движение процента вызывает важные последствия того рода, которые
мы рассмотрели в настоящей главе.

Связь всех этих рассуждений с вопросом о политике
регулирования процентных ставок в ходе экономических колебаний очевидна, однако
будет лучше, если мы обсу­дим ее в следующей работе.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ