§ 3. Галицко-Волынское княжество :: vuzlib.su

§ 3. Галицко-Волынское княжество :: vuzlib.su

80
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 3. Галицко-Волынское княжество

.

§ 3. Галицко-Волынское княжество

Юго-западные княжества Руси — Владимиро-Волынское и
Галицкое, — объединившие земли дулебов, тиверцев, хорватов, бужан, во­шли в
состав Киевской Руси в конце Х в. при Владимире Святославиче. Однако политика
великих киевских князей относительно Волыни и Галичины не находила поддержки
среди местной земельной знати, и уже с конца XI в. началась борьба за
обособление этих земель, хотя Волынская земля традиционно имела тесные связи с
Киевом. Волынь до середины XII в. не имела собственной династии князей. Ею, как
правило, непосредственно управляли из Киева или временами за Вла­димирским
столом сидели киевские ставленники.

Формирование Галицкого княжества началось во второй полови­не
XI в. Этот процесс связан с деятельностью основателя галицкой династии князя
Ростислава Владимировича, внука Ярослава Муд­рого.

Расцвет Галицкого княжества приходится на время правления
Ярослава Осмомысла (1153 — 1187), который давал решительный от­пор наседавшим
на него венграм и полякам и вел ожесточенную борь­бу против боярства. Со
смертью его сына Владимира Ярославича ди­настия Ростиславичей прекратила свое
существование, а в 1199 г. владимиро-волынский князь Роман Мстиславич овладел
Галицким кня­жеством и объединил галицкие и волынские земли в единое
Галицко-Волынское княжество. Центром его был Галич, затем — Холм, а с 1272 г. — Львов. Победные походы дружин Романа на Литву, Поль­шу, Венгрию и половцев создали ему и
княжеству высокий междуна­родный авторитет.

После смерти Романа (1205) западные земли Руси вновь вступи­ли
в полосу смут и княжеско-боярских междоусобиц. Наибольшей остроты борьба феодальных
группировок западных земель Руси до­стигла при малолетних сыновьях Романа
Мстиславича — Данииле и Васильке.

Галицко-Волынское княжество распалось на уделы — Галицкий,
Звенигородский и Владимирский. Это дало возможность Венгрии, где при дворе
короля Андрея II воспитывался юный Даниил, постоянно вмешиваться в
галицко-волынские дела, а вскоре и оккупировать за­падно-русские земли.
Боярская оппозиция не была такой организо­ванной и зрелой, чтобы превратить
Галицкую землю в боярскую рес­публику, но имела достаточно сил, чтобы
организовывать бесконечные заговоры и бунты против князей.

Незадолго до нашествия орд Батыя Даниил Романович сумел пре­одолеть
оппозицию со стороны могущественных галицких и волынских бояр и в 1238 г. с триумфом вступил в Галич. В борьбе против феодальной оппозиции власть опиралась на дружину,
городские вер­хи и служилых феодалов. Народные массы решительно поддержива­ли
объединительную политику Даниила. В 1239 г. галицко-волынское войско овладело Киевом, но успех был кратковременным.

Надеясь создать при помощи папы антиордынскую коалицию в
европейском масштабе, Даниил Романович согласился принять пред­ложенную ему
Иннокентием IV королевскую корону. Коронация со­стоялась в 1253 г. во время походов на литовских ятвягов в неболь­шом городе Дорогичине вблизи западной границы
княжества. Римская курия обратила внимание на Галичину и Волынь, надеясь
распрос­транить на этих землях католичество. В 1264 г. Даниил Романович умер в Холме. После его смерти начался упадок Галицко-Волынского княжества,
распавшегося на четыре удела.

В XIV в. Галицию захватила Польша, а Волынь — Литва. После
Люблинской унии 1569 г. галицкие и волынские земли вошли в состав единого
многонационального польско-литовского государства — Речи Посполитой.

Общественный строй. Особенностью общественного устройства
Галицко-Волынского княжества являлось то, что там создалась мно­гочисленная
группа боярства, в руках которой сосредоточились поч­ти все земельные владения.
Однако процесс образования крупного феодального землевладения проходил не везде
одинаково. В Галичине его рост опережал образование княжеского домена. На
Волыни, наоборот, наряду с боярским значительное развитие получило домениальное
землевладение. Объясняется это тем, что именно в Галичине раньше, чем в Волыни,
созрели экономические и политические пред­посылки более быстрого роста крупного
феодального землевладения. Княжеский домен начал складываться тогда, когда
преобладающая часть общинных земель была захвачена боярами и для княжеских вла­дений
круг свободных земель был ограничен. К тому же галицкие князья, стремясь
заручиться поддержкой местных феодалов, раздавали им часть своих земель и тем
самым уменьшали княжеский домен.

Наиболее важную роль среди феодалов Галицко-Волынского кня­жества
играло галицкое боярство — «мужи галицкие». Они владели крупными вотчинами и
зависимыми крестьянами. В источниках XII в. предки галицких бояр выступают в
качестве «княжих мужей». Сила этого боярства, расширявшего пределы своих
владений и ведшего крупную торговлю, непрерывно возрастала. Внутри боярства шла
постоянная борьба за земли, за власть. Уже в XII в. «мужи галицкие» выступают
против любых попыток ограничения их прав в пользу кня­жеской власти и растущих
городов.

Другую группу составляли служилые феодалы, источниками зе­мельных
владений которых были княжеские пожалования, конфиско­ванные и
перераспределяемые князьями боярские земли, а также са­мочинные захваты
общинных земель. В подавляющем большинстве случаев они владели землей условно,
пока служили, т. е. за службу и под условием службы. Служилые феодалы
поставляли князю войско, состоявшее из феодально-зависимых крестьян. На них и
опирались галицкие князья в борьбе с боярством.

К господствующему классу Галицко-Волынского княжества при­надлежала
и крупная церковная знать в лице архиепископов, еписко­пов, игуменов монастырей
и других, которые также владели обшир­ными землями и крестьянами. Церкви и
монастыри приобретали зе­мельные владения за счет пожалований и дарений князей.
Нередко они, подобно князьям и боярам, захватывали общинные земли, а крестьян
превращали в монастырских или церковных феодально-зависимых людей.

Основную массу сельского населения в Галицко-Волынском кня­жестве
составляли крестьяне. И свободные и зависимые крестьяне именовались смердами.
Преобладающей формой крестьянского вла­дения землей было общинное, позднее
получившее название «двори­ще». Постепенно община распалась на индивидуальные
дворы.

Процесс образования крупного земельного владения и формиро­вания
класса феодалов сопровождался усилением феодальной зависи­мости крестьян и
появлением феодальной ренты. Отработочная рента в XI — XII вв. постепенно
сменяется рентой продуктами. Размеры фе­одальных повинностей устанавливались
феодалами по своему усмот­рению.

Жестокая эксплуатация крестьян усиливала классовую борьбу,
которая нередко принимала форму народных восстаний против фео­далов. Таким
массовым выступлением крестьян было, например, вос­стание в 1159 г. при Ярославе Осмомысле.

Холопство в Галицко-Волынском княжестве сохранилось, но чис­ло
холопов сократилось, многие из них были посажены на землю и слились с
крестьянами.

В Галицко-Волынском княжестве насчитывалось свыше 80 горо­дов,
в том числе крупнейшие — Берестье (позднее Брест), Владимир, Галич, Львов,
Луцк, Перемышль, Холм и др. Самой многочисленной группой городского населения
были ремесленники.

В городах располагались ювелирные, гончарные, кузнечные и
стеклоделательные мастерские. Они работали как на заказчика, так и на рынок,
внутренний или внешний. Большие доходы приносила соляная торговля. Будучи
крупным торгово-промышленным центром. Галич быстро приобрел также значение
культурного центра. В нем создавались известная Галицко-Волынская летопись и
другие пись­менные памятники XII — XIII вв.

Государственный строй. Особенностью Галицко-Волынского кня­жества
было то, что оно долгое время не делилось на уделы. После смерти Даниила
Романовича оно распалось на Галицкую и Волын­скую земли, а затем каждая из этих
земель стала в свою очередь дробиться. Особенностью являлось и то, что власть
по существу на­ходилась в руках крупного боярства.

Поскольку галицко-волынские князья не обладали широкой эко­номической
и социальной базой, их власть была непрочна. Она пере­давалась по наследству.
Место умершего отца занимал старший из сыновей, которого остальные его братья
должны были «чтити во отцово место». Значительным политическим влиянием при
сыновьях пользовалась вдова-мать. Несмотря на систему вассальной зависимос­ти,
на которой строились отношения между членами княжеского дома, каждое княжеское
владение политически было в значительной мере самостоятельным.

Хотя князья и выражали интересы феодалов в целом, тем не
менее они не могли сосредоточить в своих руках всю полноту государствен­ной
власти. Галицкое боярство играло крупнейшую роль в полити­ческой жизни страны.
Оно распоряжалось даже княжеским столом — приглашало и смещало князей. История
Галицко-Волынского княжест­ва полна примерами, когда князья, потерявшие
поддержку боярства, вынуждены были покидать свои княжества. Характерны также и
фор­мы борьбы бояр с неугодными князьями. Против них они приглаша­ли венгров и
поляков, предавали смерти неугодных князей (так были повешены князья Игоревичи
в 1208 г.), удаляли их из Галичины (в 1226 г.). Известен такой случай, когда боярин Володислав Кормильчич, не принадлежавший к династии, провозгласил себя в 1231 г. князем. Нередко во главе боярских мятежей, направленных против князя, стояли и представители
духовной знати. В такой обстановке основной опорой князей были средние и мелкие
феодалы, а также городские верхи.

Галицко-волынские князья обладали определенными администра­тивными,
военными, судебными и законодательными полномочиями. В частности, они назначали
должностных лиц в городах и волостях, наделяя их земельными владениями под
условием службы, формаль­но являлись главнокомандующими всех вооруженных сил.
Но каж­дый боярин имел свое военное ополчение, а поскольку полки галицких бояр
часто превосходили численностью княжеские, в случае разногласий бояре могли
спорить с князем, применяя военную силу. Верховная судебная власть князей в
случае разногласия с боярами пе­реходила к боярской верхушке. Наконец, князья
издавали грамоты, касающиеся различных вопросов управления, но они часто не при­знавались
боярами.

Бояре осуществляли свою власть с помощью совета бояр. В его
состав входили крупнейшие землевладельцы, епископы и лица, зани­мавшие высшие
государственные должности. Состав, права, компе­тенция совета не были
определены. Боярский совет созывался, как правило, по инициативе самого
боярства. Князь не имел права со­звать совет по своему желанию, не мог издать
ни одного государствен­ного акта без его согласия. Он ревностно охранял
интересы боярства, вмешиваясь даже в семейные дела князя. Этот орган, не
являясь фор­мально высшим органом власти, фактически управлял княжеством.
Поскольку в состав совета входили бояре, занимавшие крупнейшие административные
должности, ему фактически подчинялся весь госу­дарственный аппарат управления.

Галицко-волынские князья время от времени, при чрезвычайных
обстоятельствах, в целях упрочения своей власти созывали вече, но оно не имело
особого влияния. На нем могли присутствовать мелкие купцы и ремесленники,
однако решающую роль играла верхушка клас­са феодалов.

Галицко-волынские князья принимали участие в общерусских фе­одальных
съездах. Изредка созывались съезды феодалов, касавшиеся только
Галицко-Волынского княжества. Так, в первой половине ХII в. состоялся съезд
феодалов в городе Шарце для решения вопроса о меж­доусобицах из-за волостей
между сыновьями перемышльского князя Володаря Ростиславом и Владимирком.

В Галицко-Волынском княжестве раньше, чем в других русских
землях, возникло дворцово-вотчинное управление. В системе этого управления
значительную роль играл дворский, или дворецкий. Он ведал в основном всеми
вопросами, касающимися двора князя, ему поручалось командование отдельными
полками, во время военных действий он охранял жизнь князя.

Среди дворцовых чинов упоминаются печатник, стольник,
чашничий, сокольничий, ловчий, конюший и др. Печатник ведал княжес­кой
канцелярией, был хранителем княжеской казны, которая вместе с тем являлась и
княжеским архивом. В его руках находилась княжес­кая печать. Стольник ведал
столом князя, прислуживал ему во время еды, отвечал за качество стола. Чашничий
заведовал бортными леса­ми, погребами и всем, что относилось к снабжению
княжеского стола напитками. В ведении сокольничего находилась птичья охота. Лов­чий
ведал охотой на зверя. Главная функция конюшего сводилась к обслуживанию
княжеской конницы. Под управлением этих должност­ных лиц действовали
многочисленные княжеские ключники. Долж­ности дворецкого, печатника, стольника,
конюшего и других посте­пенно превращались в дворцовые чины.

Территория Галицко-Волынского княжества первоначально дели­лась
на тысячи и сотни. По мере того как тысяцкие и сотские со своим управленческим
аппаратом постепенно входили в состав дворцово-вотчинного аппарата князя,
вместо них возникли должности воевод и волостелей. Соответственно территория
княжества была разделена на воеводства и волости. В общинах избирались
старосты, которые ве­дали административными и мелкими судебными делами.

В города назначались и посылались непосредственно князем по­садники.
Они обладали не только административной и военной властью, но выполняли
судебные функции и собирали дани и пошли­ны с населения.

Право. Система права Галицко-Волынского княжества мало чем
отличалась от правовых систем, существовавших в других русских землях периода
феодальной раздробленности. Нормы Русской Правды, только несколько измененные,
продолжали действовать и здесь.

Галицко-волынские князья издавали, конечно, и свои
собственные акты. Среди них ценным источником, характеризующим экономичес­кие
связи Галицкого княжества с чешскими, венгерскими и другими купцами, является
грамота князя Ивана Ростиславича Берладника 1134 г. Она устанавливала ряд льгот для иноземных купцов. Около 1287 г. было издано Рукописание князя Владимира Васильковича, ка­сающееся норм наследственного права
во Владимиро-Волынском кня­жестве. В нем говорится о передаче князем Владимиром
права эксплу­атации феодально зависимого населения наследникам. Одновремен­но
оно дает материалы для изучения управления селами и городами. Около 1289 г. была издана Уставная грамота волынского князя Мстис­лава Данииловича, характеризующая
повинности, ложившиеся на плечи феодально зависимого населения Юго-Западной
Руси.

 

В период раздробленности на Руси продолжается развитие
раннефеодального государства. Относительно централизованная Древняя Русь
распадается на массу крупных, средних, мелких и мельчайших государств. По своим
политическим формам даже мелкие феодаль­ные владения пытаются копировать
Киевское государство.

В этот период появляется принципиально новая форма правле­ния
— республика. Широко известны Новгородская и Псковская фео­дальные республики.
Менее известна Вятка, бывшая первоначально колонией Новгорода, а затем подобно
Пскову ставшая самостоятель­ным государством.

Все рассмотренные феодальные державы объединяются в принци­пе
единой правовой системой, в основе которой лежит эпохальный правовой акт —
Русская Правда. Ни в одном княжестве не создается нового закона, способного
хоть в какой-то мере заменить собой Рус­скую Правду. Формируются лишь ее новые
редакции. Только в фео­дальных республиках (и это неслучайно) создаются новые
крупные за­конодательные акты.

Феодальная раздробленность на Руси, как и в других районах
стра­ны, была неизбежным этапом развития государства. Но эта неизбеж­ность
дорого обошлась нашему народу. В XIII в. на Русь навалились монголо-татарские
орды.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ