ПРЕДИСЛОВИЕ :: vuzlib.su

ПРЕДИСЛОВИЕ :: vuzlib.su

64
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ПРЕДИСЛОВИЕ

.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это не биография на заказ. Я говорю об этом с самого начала
потому, что таков ответ на первый вопрос, который обычно задают автору, узнав,
что он пишет о ком-то книгу. Идея создать портрет Джорджа Сороса принадлежит
мне. Написав в 1992 году книгу о президенте фирмы «Дженерал Электрик» Джеке
Уэлче, изданную также в издательстве «Ирвинг Профешнл», я искал нового героя в
мире бизнеса. И выбрал Сороса. Когда я сообщил о своих планах его помощникам,
меня направили в фирму «Дэвид Кроифелд, Кекст и К», ведающую свя­зями Сороса с
общественностью.

Во время любезной получасовой встречи я узнал, что пока
никто не думал написать книгу о Соросе и не работает над таковой. Я пояснил
Кронфелду, что хочу исправить положение и из­вещу его, когда и если заключу
контракт с издателем. Я просил его пока не говорить об этом замысле самому
Соросу и его сотрудни­кам. Кронфелд дал понять, что будет рад моему звонку.

Через месяц я получил-таки добро на новую книгу и сразу же
позвонил Кронфелду. Он ответил, что «к сожалению, люди Сороса решили отказаться
от сотрудничества с вами». И ника­ких объяснений. Поскольку я даже не успел
известить Сороса о своих планах, такого пово­рота я не ожидал. Позже Кронфелд
сообщил, что он и Гершон Кекст, президент фирмы, советовали всем сотрудникам
Сороса (их имена мне неиз­вестны до сих пор) всячески мне содействовать. Он
якобы пытался «выиграть мое дело», но безуспешно. Я поблагодарил его, заметив,
что не просил его выигрывать мое дело или доби­ваться чьего-либо
сотрудничества. Я просил толь­ко устроить интервью с Джорджем Соросом и его
помощниками, что, как мне казалось, было в интересах и самого Сороса. Я
спросил, смогу ли я побеседовать с сотрудниками фондов Сороса в Восточной
Европе. Кронфелд посоветовал свя­заться с Фрэнсис Абусаид, курировавшей связи с
общественностью по этому вопросу.

Абусаид сказала по телефону, что Сорос уже поручил кому-то
работу над книгой о нем, поэтому для меня «не найдется времени» ни у Сороса, ни
у его помощников. Я сказал, что все равно начну работать над книгой в надежде,
что Сорос изменит свое мнение. Абусаид подтверди­ла разрешение на интервью со
всеми лицами, связанными с фондами Сороса.

Итак, я начал собирать материал, надеясь переговорить с как
можно большим количеством людей, которые знали Сороса и работали с ним и в
области благотворительности, и в сфере ин­вестиционного бизнеса. Для начала я
выбрал сотрудников фондов Сороса в Восточной Европе.

В Бухаресте приняли меня радушно: встрети­ли в аэропорту,
возили на встречи, разрешили посещать закрытые совещания и беседовать со всеми,
от руководителей до уборщиц. Именно этого я и ожидал, и мне казалось, что
подобное начало — добрый знак. Позже, в Будапеште, мои задачи вышли за рамки
бесед с сотрудника­ми фонда. Я хотел также найти людей? знавших Сороса с
детства. Это было нелегко, но с неко­торыми я все же встретился. На память они
не жаловались и были явно рады возможности предаться воспоминаниям о друге
детства и от­рочества.

В Будапеште же состоялась и моя первая, мимолетная встреча с
Соросом. Я и не догады­вался, что он окажется там в это же время. Но он приехал
в Будапешт на встречу с исполнитель­ными директорами своих фондов в Восточной
Европе и бывшем Советском Союзе. И устроил для них раут в отеле «Таверна» 8
марта 1994 года. К счастью, я как раз брал интервью у сотрудни­ка фонда в этом
же отеле и не упустил шанса познакомиться с Соросом. Однако перед этим я
встретил Фрэнсис Абусаид. Она любезно обеща­ла, что постарается устроить мне
встречу с Соросом накануне раута. Когда это сорвалось, она пообещала повторить
попытку в Нью-Йорке, куда я улетал через месяц. Еще позже она принесла
известие, что Сорос вовсе не появится в отеле, и мне придется подождать до
апреля. Я был, мягко говоря, разочарован.

Я беседовал с кем-то из сотрудников — и тут появляется
Сорос. Он вошел очень быстро, но я тут же бросился наперерез. Сопровождавшая
Сороса Абусаид познакомила нас. Я сказал, что пишу книгу о нем. Сорос ответил,
что не знал об этом.

Не знал?! Как он мог не знать?! Что и гово­рить, я был
удручен. В конце концов, и Дэвид Кронфелд и Фрэнсис Абусаид подтвердили, что
именно Сорос отказался помогать моему начинанию.

Я кратко описал ситуацию и сказал, что очень хочу
встретиться с ним лично. Он сказал, что не может ничего обещать. Я настаивал. И
даже сказал, что успел мило побеседовать в Будапеш­те с некоторыми из его
школьных товарищей. Я повторил, как важна для меня встреча с ним.

Сорос слегка оттаял. И сказал, что когда я соберу материал,
мы сможем встретиться. Потом добавил, обращаясь к Фрэнсис Абусаид: «Пусть он
придет сегодня на прием. Только для прессы я говорить не буду». Такому повороту
дел я очень обрадовался.

Но тут вмешалась Абусаид: «Нет, лучше все это оставить».
Сорос посмотрел на меня извиняющимся взглядом. «Я вынужден последовать ее
совету…» Поразительно! Джордж Сорос подчиняется помощнице по связям с
общественнос­тью в решении вопроса, достоин ли пишущий о нем книгу посетить
полуофициальный прием!

С тех пор я не встречался с Соросом. Но в пяти странах (США,
Англия, Венгрия, Румыния и Израиль) мне удалось переговорить со многи­ми его
помощниками, проследив с самого начала его путь в инвестиционном бизнесе.
Благодаря интервью с ними я смог представить образ Джорд­жа Сороса во всей его
сложности. К счастью, Сорос часто общается с журналистами. Из его выступлений в
прессе и на телевидении я смог заключить, что он считает важным для своего
дела. Он написал три книги: одна посвящена его финансовым теориям («Алхимия
финансов»), а две другие — труды на поприще благотворитель­ности («Открывая
советское общество» и «Де­мократия перестраховки»), В них Сорос посто­янно
сбивается на автобиографию, что весьма помогло мне полнее раскрыть его
личность.

Немало ценного я почерпнул из увлекатель-нейших интервью с
финансовыми аналитиками Уолл-стрит и лондонского Сити. Многие из них не знакомы
с Соросом лично, но смогли описать окружающую его среду и помогли мне понять,
как действует сообщество финансистов и как оно реагирует на удивительные успехи
Сороса в бизнесе.

Изучать биографию известного общественно­го деятеля всегда
нелегко, если не работать на заказ. В данном случае трудности усугублялись, и я
заподозрил, что Сорос явно желает удер­жать от общения со мной своих ближайших
сотрудников, включая помощников по связям с общественностью. Я написал ему
несколько писем, подчеркнув, что считаю своим авторским долгом дать ему
возможность прокомментировать от­дельные эпизоды и заявления, сделанные о нем
другими лицами. Довод не возымел действия.

Наконец, 31 мая 1994 года я получил письмо от Шона С.
Уоррена, адвоката фонда «Кван-тум». По сути, это ответ на мои последние два
письма с просьбой ответить на ряд вопросов лично. Уоррен писал, что его письмо
подтверж­дает нежелание Сороса сотрудничать со мной, так как он уже работает с
другим автором, пишущим о нем книгу. «Я уверен, Вы понимае­те, что мистер Сорос
и его помощники весьма ограничены во времени и должны использовать его с
наибольшей отдачей. Поэтому мистер Сорос приказал лицам, связанным с его
фондами, а также органам последних, не отвечать на Ваши запросы». Уоррен снова
и снова повторял, что «ни один из них не имеет возможности встре­чаться с Вами»
и что я должен, наконец, «пре­кратить звонки к мистеру Соросу и в его фонды с
просьбами о встречах».

Но сам Уоррен завершил письмо, по сути, просьбой: «В своем
письме Вы заявляете о желании встретиться с мистером Соросом, чтобы сделать
книгу как можно достовернее, а также из чувства «справедливости». Хотя никто не
намерен встречаться с Вами, я уверен, однако, что Вы приложите все усилия,
чтобы выполнить свой журналистский долг относительно досто­верности и
справедливости Вашей книги».

Просьба меня весьма озадачила. 20 июня 1994 года я написал
письмо Дэвиду Кронфелду, задав не­сколько вопросов о Соросе, которые я намере­вался
в свое время обсудить с ним лично. Я от­метил, что адвокат Сороса просил меня
быть справедливым и точным, хотя сам лишал меня доступа к тем, кто мог помочь
мне в этом. Ответа от мистера Кронфелда я не получил.

Я с радостью обнаружил, что мое расследо­вание продвинулось
так далеко. Очень многие бывшие служащие Сороса охотно делились своим мнением о
нем, и почти всегда открыто. Я глубоко благодарен им за наши продолжительные
интервью. Иногда мне даже казалось, что с его нынешними сотрудниками я играю в
прятки: я кому-нибудь звонил, просил дать интервью, че­ловек вроде соглашался,
а пото» все отменя­лось. Одна женщина согласилась, отметив, что ей уже звонили
люди Сороса и просили не беседовать со мной, но она решила встретиться во что
бы то ни стало. В другом случае со мной согласилась встретиться доверенная
помощница Сороса. Наутро после беседы, растянувшейся на целый вечер, эта
женщина позвонила и сказа­ла мне, что, по словам людей Сороса, ей «не
следовало» со мной говорить. Пришлось засек­ретить ее интервью. Здесь явно видна
длинная рука Джорджа Сороса.

Несмотря на эти рогатки, я могу с увереннос­тью утверждать,
что эта книга дает наиболее полный на сегодня портрет Джорджа Сороса.

Должен сказать доброе слово о редакторе книги, Джеффри
Креймсе. Я снова испытал величайшее наслаждение от работы с ним над крупной
издательской программой. Сколько учас­тия, советов, уточнений, энтузиазма,
помощи в придании планам законченного вида, увлечен­ности темой, упорства в
улучшении текста! Он помог превратить запутанную проблему в увле-кательнейший
опыт, и я глубоко благодарен ему за это.

Хочу поблагодарить также Брюса Либмана за выполнение особо
важных заданий в Нью-Йорке. Благодаря ему я смог сравнительно легко заполучить
полную подборку ценнейших материалов о Соросе. Благодарю за содействие также
Зелду Мейслин Мецгер и Дэвида Нахмена.

Хочу поблагодарить также всех тех, с кем мне довелось
беседовать: Фрэнсис Абусаид. Эдгара Астера. Ференца Барту, Чимпока Нарчиса,
Леона Купермана, Бет Давенпорт, Чиллу Добош, Уильяма Доджа, Даниэля Дорона, Дона
Плана, Дину Джуреску, Алекса Гольдфарба, Джеймса Гранта, Анку Харасим, Чарлза
Хоффмана. Мик-лоша Хорна, Дейла Джейкобса, Георге Юму га, Раду Югуряну, Анатоля
Калецки, Ласло Кардо-ша, Стивена Келлена, Дэвида Кронфелда, Бенни Ланду, Артура
Лернера, Джеймса Лестер-Чиза, Нила Маккиннона, Джорджа Магнуса, Шандо­ра
Мадьяри, Драгоша Мунтяну, Сьюзен Маргит-та, Джеймса Маркеса, Ивлин Мессинджер,
Ро­берта Миллера, Иорама Морада, Рафаэля Мораву, Иржи Мусила, Ференца Нагеля,
Рональда О’Рига-на, Гура Офера, Луиса Пельца, Дана Петряну, Карла Поппера,
Богдана Преду, Аллана Рафаэ­ля, Майкла Рембаума, Джеймса Роджерса, Джеф­фри
Сакса, Николаи Сануда, Герту Зайдман, Барнетта Серчука, Иегудит Симо, Марка
Слей тера, Алина Теодореско, Пола Тетеньи, Ану Тодорян, Криса Тернера, Тибора
Вамоша, Мик-лоша Васархеи, Аазаря Влашяну, Байрона Р. Вина, а также всех тех,
кто просил не упоми­нать их имен.

Аллан Рафаэль, Джеймс Маркес, Байрон Вин, Дон Илан и Крис
Тернер читали фрагменты текста книги. Я признателен им за то, что они уделили
моей работе свое драгоценное время и дали нужные разъяснения.

Особая благодарность членам семьи: моя жена Элли всегда была
рядом, помогала, советовала, читала черновики и вела семейное хозяйство, пока я
колесил по разным странам в поисках чего-нибудь новенького о Джордже Соросе.
Она отнеслась к делу с удивительным пониманием, во всем помогала, и я
благодарен ей за это. Я благодарен своим детям — дочери Мириам и ее мужу Шими,
Адаму и Рейчел — просто за то, что они были рядом и внесли столько радости в мою
жизнь.

Каждый раз, когда я пишу книгу о бизнесме­не (а эта уже
четвертая), я снова убеждаюсь, насколько ближе к теме — в практическом смыс­ле
— стоят некоторые мои родственники. Они не только проявляют живительный
энтузиазм, но идут намного дальше, помогая своими догад­ками и просто
житейскими пояснениями, и я хочу поблагодарить их за помощь: моего брата Джека
Слейтера, шурина Джуда Виника, пле­мянников Майкла Виника, Марка Виника, Джеф­фри
Слейтера, Митчела Слейтера, Крейга Джеикоб-са и Джерри Бедрина, а также моего
двоюродного брата Мелвина Слейтера. Среди моей родни они «бизнесмены», поэтому
их мнение для меня значит очень много. А самый главный мой: кри­тик — мой
старенький отец, Джозеф Д. Слейтер. Как бы подсознательно он прививал мне вкус
к бесконечно увлекательной теме бизнеса. Я упрямо искал ответ на вопрос, что же
так привлекает его в бизнесе. И понял это, уже став взрослым, и мне кажется, он
будет приятно удивлен тем, что я наконец-то уловил смысл его послания. Поэтому
мои первые слова благодар­ности приношу ему. Я посвящаю книгу «Сорос» Джозефу
Д. Слейтеру.

Роберт Слейтер

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяШифер для крыши
Следующая статьяД. ЮМ :: vuzlib.su

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ