2. Общая система наук о власти и проблемы их классификации :: vuzlib.su

2. Общая система наук о власти и проблемы их классификации :: vuzlib.su

77
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2. Общая система наук о власти и проблемы их классификации

.

2. Общая система наук о власти и
проблемы их классификации

В этом параграфе мы переходим к
общей отправной, исходной и принципиальной характеристике совокупности тех
знаний наук о вла­сти (семьи этих наук, их комплекса), которые уже можно
обоснованно выделить с учетом прошлого опыта учений о власти, примера других
областей знания, а также суммы современных представлений о власти и
властителях.

Можно отправиться от того, что
сегодня еще продолжается процесс становления научных знаний о власти. Поэтому в
буквальном, строгом смысле уверенно, безоговорочно говорить о сложившейся
системе наук

* См., напр.: Русско-английский
тезаурус коммерческой лексики / Сост.:

Басманов В. С., Лутис С. А. М.:
ПАИМС, 1991.

о власти, может быть, и
преждевременно. Однако, учитывая перспективы, будущее, все-таки целесообразно
уже сейчас наметить, очертить такую о систему наук и предложить характеристику
ее составляющих. Се­годня для России это имеет не просто познавательное
значение, но во многом может оказаться полезным в деле подготовки кадров для
орга­не в государственной власти, государственной службы и целенаправлен­ной
кратологической подготовки населения,

Начиная изложение научных
представлений по интересующей нас проблеме, сразу же отметим, что, несмотря на
внешнюю близость понятий «система власти» и «система наук о
власти», различия их глубоки и принципиальны. Если понятие «система
власти» дает представление об ее строении, структуре, элементах,
действующих субъектах и объектах и г. д., что составляет предмет специального
рассмотрения, то понятие «система наук о власти» относится лишь к
сфере собственно теоретиче­ских представлений о власти.

Система наук о власти — это и есть,
по существу, упорядоченная, классифицированная характеристика всего
многообразия видов и форм властей, включающая выделение, построение
разнообразных наук о власти, их подразделение на соответствующие отрасли
(подотрасли, об­ласти), выявление их взаимосвязей, взаимозависимости и
способности наиболее полно, в известном смысле исчерпывающе, всесторонне осве­тить
изучаемый массив знания.

Фактически сегодня кратология уже и
есть такой массив знания. Она сама может предстать как общая сумма, целостный
комплекс обра­зующих ее кратологии другого порядка, меньшего уровня и масштаба.
А собственно теорию, науку об этой совокупности представлений, знаний о
комплексе областей, отраслей, несущих конкретные знания о власти, мы полагаем
возможным и обоснованным назвать общей кратологией.

Конечно, назревшая задача
упорядочения всей системы кратологических знаний требует серьезного внимания
исследователей к пробле­мам анализа, сопоставления, классификации разнообразных
доктрин и концепций власти, учений о власти, теорий власти. Требуют немалых
усилий (не только национальных, но и международных) и язык, лекси­кон,
глоссарии власти, словари и энциклопедии власти, да и сами моно­графии,
посвященные этой области знания.

Приводя в порядок интересующие нас
знания, нужно учесть, что объективно здесь может быть использовано несколько
разных подхо­дов, и определить, на каком из них следует остановиться.

Такого рода систематизацию
разнообразных областей знаний о власти можно вести:

во-первых, в зависимости от основных
сфер жизни общества (на­пример, экономическая, социальная, государственная,
духовная, воен­ная власть и т. д.);

во-вторых, в связи с основными этапами,
эпохами жизни человече­ства и конкретных стран и устройством соответствующих им
властей от Древнейших времен до наших дней;

в-третьих, с учетом своеобразия,
особенностей современного уст­ройства власти в различных государствах, на
разных континентах, при­нимая во внимание национальные, исторические и другие
особенности;

в-четвертых, в зависимости от
выделения конкретных социальных институтов, объектов, в которых имеют место
проявления власти (на­циональная, военная, партийная, церковная, семейная, школьная
власть и т. д.).

Несомненно, все это важно учитывать.
И тем не менее необходимо прежде всего выделение собственно государственной
власти, как правило, регулируемой ныне конституциями государств, и всесторонний
ее анализ на основе обширного опыта других наук и оправдавших себя приемов
упорядочения и классификации научных знаний.

Объективно, к сфере кратологии —
науки (и наук) о власти ближе всего сфера права, правоведения и в значительной
мере политологии; У этих наук разветвленная и упорядоченная структура и
богатейший ми­ровой и отечественный опыт.

Система права вырабатывалась
постепенно, последовательно обре­тая новые знания, обогащаясь новыми областями
и отраслями, учиты­вая национальные (государственные) и межгосударственные
особенно­сти. Широко известно, что на мировую практику наложило неизглади­мый
отпечаток римское право, т. е. система рабовладельческого права Древнего Рима*.
Оно включало частное право и публичное право**. Римское право явилось
классическим правом общества, основанного на частной собственности, и было
заимствовано многими государствами. Отметим также, что много поучительного,
своеобразного и заимство­ванного другими государствами в гражданском праве
Франции, Англии, Швейцарии, США, ФРГ.

В кратологии полезно принимать в
расчет и зарубежный опыт, и отечественный. В России еще в 30—40-е годы XIX века
в связи с рабо­той над кодификацией действовавшего права впервые сложились ос­новные
отрасли права: государственное, гражданское, административ­ное, уголовное,
процессуальное***. Со времен декабристов, особенно со второй половины XIX века
и тем более в пору деятельности партии кадетов (конституционных демократов), в
России при императорской власти все большее распространение получают идеи
конституционного права.

В настоящее время система права
Российской Федерации, по оцен­ке ряда авторов, включает одиннадцать отраслей:
государственное право, административное, финансовое, земельное, гражданское,
трудо­вое, природоохранительное, семейное, уголовное, уголовно-процессуальное и
гражданское процессуальное право****. При этом каждая из этих отраслей
охватывает целую группу областей права и представля­ет несомненный интерес для
кратологии, так как прямо или косвенно затрагивает интересы, позиции и практику
властей различных видов и уровней.

Особенно тесно с кратологией связана
ведущая отрасль — государ­ственное право. Оно закрепляет основы общественного
строя и полити­ки Российской Федерации, основные права, свободы и обязанности
гра­ждан, национально-государственное устройство, избирательную систему,
порядок создания и компетенцию федеральных органов государствен­ной власти и
управления и субъектов Федерации, а также органов мест­ного самоуправления.
Нормы государственного права сформулированы

* См.: Покровский И. А. История
римского права. 2-е изд. Пг., 1915.

** См.: Тихомиров Ю. А. Публичное
право: Учебник. М.: Изд-во ВЕК, 1995. С. 1—2.

*** См.: Исаев И. А. История
государства и права России. Курс лекций. М.:

Изд-во БЕК, 1993. С. 160.

**** См.: Общая теория права:
Учебное пособие для юридических вузов/ Под ред. А. С. Пиголкина. М.:
Манускрипт, 1994. С. 199.

«В Конституции Российской
Федерации (РФ), в конституциях республик в составе РФ и в ряде других актов.

Важно отметить и роль
административного права, регулирующего отношения, складывающиеся в процессе
государственного управления*.

(Наконец, все большее значение
приобретает сегодня конституци­онное право, непосредственно связанное с
кратологией и фактически все чаще идущее на смену государственному праву.

В первую очередь обратим здесь
внимание на первый том учебника «Конституционное (государственное) право
зарубежных стран», вы­шедший под редакцией профессора Б. А. Страшуна**.
Это был первый в России учебник по конституционному праву на опыте демократиче­ских
государств, излагавший основы этой дисциплины, не прибегая к марксистской
идеологии.

Внимательного изучения достоин и
учебник Е. И. Козловой и О. Е. Кутафина «Конституционное право Российской
Федерации»***, изданный в 1995 году. Здесь впервые системно и полно
изложен курс конституци­онного права Российской Федерации. Авторы удачно
пользуются историко-правовым и сравнительным методами, внимательно прослежива­ют
этапы становления современной российской государственности и го­сударственной
власти, ее закрепление в Основном Законе, проводят его сравнение с
дореволюционными конституционными актами и советски­ми конституциями,
показывают новации в современном конституцион­ном строительстве. В книге
содержатся и критические замечания в ад­рес ряда положений ныне действующей
Конституции, обусловленные переходным периодом в жизни России.

Из последних изданий заслуживает
внимания учебное пособие «Иностранное конституционное право*’ под
редакцией профессора В. В. Маклакова****. В книге рассматриваются
конституционное пра­во и политические институты 15 государств: США,
Великобритании, Франции, Германии, Италии, Испании, Швейцарии, Японии, Индии,
Ин­донезии, Бразилии, КНР, Польши, Венгрии и Болгарии. Авторами вни­мательно
учтены как изменения в законодательстве этих стран, так и новые подходы к
изучению и восприятию конституционного права этих государств в России.

Для тех, кто глубоко интересуется
проблематикой кратологии и конституционного (государственного) права, большой
интерес предста­вляет книга «Федеральное конституционное право
России», дающая наиболее полное представление об объеме и структуре
современного конституционного права России. В данной книге наряду с
Конституцией Российской Федерации опубликованы и такие источники, как феде­ральные
конституционные законы, договоры между Федерацией и ее субъектами о
разграничении предметов ведения и полномочий, поста­новления Конституционного
Суда Российской Федерации*****.

* См.: А. Б. Агапов. Федеральное
административное право России. Курс лекций. М.: Юристъ, 1997. _м **
Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник:

В 4 т. М.: Изд-во БЕК, 1993. Т. 1.

*** Козлова Е. И., Кутафий, О. Е.
Конституционное право Российской Фе­дерации: Учебник. М.: Юристъ, 1995.

**** Иностранное конституционное
право. М.: Юристъ, 1996.

***** Федеральное конституционное
право России. Основные источни­ки по состоянию на 15 сентября 1996 года / Сост.
и авт. вступ. статьи профес­сор Б. А. Страшун. М.: Изд-во НОРМА, 1996.

Предваряя указанную публикацию, Б.
А. Страшун отмечает, (что Конституция «…представляет собой основной
источник, можно Ока­зать — сердцевину конституционного права и вообще всего
права России. Однако складывающееся в нашей стране конституционное право в силу
исторических причин обрело более сложную систему источников, чем та, которая
питала в свое время советское государ­ственное право. Конституционные по своему
содержанию и значе­нию нормы российского федерального права находятся сегодня в
со­ставе не только самой Конституции Российской Федерации, но так­же в
федеральных конституционных законах и договорах между Российской Федерацией и
ее субъектами о разграничении или взаим­ном делегировании предметов ведения и
полномочий. К этому следу­ет присовокупить и решения Конституционного Суда
Российской Федерации, в которых содержится общеобязательное толкование норм
Конституции Российской Федерации. Все эти положения име­ют более высокую
юридическую силу, чем федеральные законы, не говоря уже о законодательстве
субъектов Российской Федерации, и это необходимо иметь в виду при работе с
текущим законодатель­ством»*.

Наконец, привлечем внимание к
обстоятельному учебнику М. В. Баглая «Конституционное право Российской
Федерации»**.

После этого важного для кратологии
экскурса в сферу конституци­онного права вернемся к существенному для логики и
содержания на­шего анализа вопросу о систематизации собственно научных и практи­ческих
знаний в правоведении.

Для теории и практики кратологии
представляет интерес уже само решение юридической мыслью проблем систематизации
отраслей пра­ва. Так, С. С. Алексеев, характеризуя систему права и указывая на
важ­ность общей классификации отраслей права, отмечает необходимость выделения
в ней трех основных звеньев:

— профилирующие, базовые отрасли,
охватывающие главные пра­вовые режимы: конституционное право, затем три
материальные от­расли — гражданское, административное, уголовное право,
соответст­вующие им три процессуальные отрасли — гражданское процессу­альное,
административно-процессуальное, уголовно-процессуальное право;

— специальные отрасли, где правовые
режимы модифицированы, приспособлены к особым сферам жизни общества: трудовое
право, зе­мельное право, финансовое право, право социального обеспечения, се­мейное
право, исправительно-трудовое право;

— комплексные отрасли, для которых
характерно соединение раз­нородных институтов профилирующих и специальных
отраслей: хозяй­ственное право, сельскохозяйственное право,
природоохранительное право, экономическое право, торговое право, право
прокурорского над­зора, морское право.

Помимо этого, общее
«сквозное» значение, охватывающее все три указанных звена отраслей,
имеют публичное право и частное право. К частному праву относятся гражданское
право и семейное право, к пуб­личному

* Федеральное конституционное право
России. Основные источники по со­стоянию на 15 сентября 1996 года. С. V.

** См.: Баглай М. В. Конституционное
право Российской Федерации. М., 1998. 752с.

— административное, уголовное,
финансовое право и право прокурорского надзора*.

Следует отметить, что если Россия
обходится примерно этим переч­нем, то в международной практике перечень
отраслей и областей права более широк и многообразен. Это в значительной мере
связано с при­знанием и наличием частной собственности.

Существуют отличия в таких системах
права, как американская, ан­глийская, германская и т. д. В целом в мировой
практике автору извест­но более 110 отраслей и областей права, хотя даже
специалист права обычно может назвать лишь 30—40.

В подходах к систематизации знаний о
власти, конечно, не следует ограничиваться лишь опытом и примером правовой
науки. Отметим, как разнообразны и как выстраиваются знания в области
политологии, социологии, истории и других наук.

В политологии, например, речь идет о
теоретической и практиче­ской политологии, сравнительной политологии, военной
политоло­гии, социологии политики, философии политики, этике политики и

др.**.

В исторической науке наряду со
всеобщей историей и историософией существует, естественно, и история России, а
также история средне­вековья, нового и новейшего времени и т. д.

Весьма многогранными предстают
педагогика и психология.

Многие десятки областей и отраслей
знания (в целом их насчитыва­ется до 250) включает социологическая наука.

Именно все это и дает возможность в
такой сложной, многогранной и важной сфере, как наука о власти, ставить и
решать вопросы мас­штабно, комплексно, с позиций всего современного знания.
Если не вдаваться в детали осмысления информации, необходимой для создания
системы наук о власти, а предложить уже сложившийся вариант, то его развернутая
характеристика может быть изложена сле­дующим образом:

1) фундаментальные, базовые
(основополагающие, исходные, про­филирующие) отрасли и области кратологии;

2) специальные (специализированные,
частные) отрасли и области кратологии;

3) комплексные (смешанные,
междисциплинарные, своего рода межведомственные) отрасли и области кратологии.

* См.: Алексеев С. С. Государство и
право. Начальный курс. М.: Юрид. лит., 1993. С. 85—86.

** В России с 1990 года появляются и
книги такого рода: Матвеев Р. Ф. Теоретическая и практическая политология. М.:
РОССПЭН, 1993; Иванов В. Политическая психология. М.: Филос. об-во СССР, 1990;
Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Введение в политическую этику. М.; Тюмень:
Филос. об-во СССР, 1990; Д,оган М., ПелассиД. Сравнительная политическая
социология / Пер. с англ. М.: Соц.-полит, журн., 1994; Голосов Г. В.
Сравнительная поли­тология: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. Новосибирск:
Изд-во Новосиб. ун-1’а, 1995; Дилигенский Г. Г. Социально-политическая
психология. М.: Наука, 1994; Цыганков П. А. Политическая социология международных
отношений. М-: Радикс, 1994; Политическая история России. Хрестоматия: В 2 ч. /
Сост. В. И. Коваленко, А. Н. Медушевский, Е. Н. Мошелков. М.: АО «Аспект
Пресс», 1995.

 

Далее мы опишем их в самом общем
плане, ибо подробно они будут охарактеризованы в последующих главах.

К фундаментальным, базовым отраслям
в первую очередь следует отнести общую кратологию, теоретическую кратологию,
практиче­скую кратологию и сравнительную кратологию. В числе фундамен­тальных
отраслей можно назвать также историю власти и философию власти. Особо выделим
общую кратологию, которая должна обрисовы­вать целостную картину властей в
человеческом обществе и предлагать рациональные подходы к их систематизации,
распределению и последу­ющему анализу. Следует оговорить также особое место и
возможности сравнительной кратологии, призванной с учетом конкретных характе­ристик
сопоставлять и систематизировать богатейший властный опыт человеческого
сообщества, делая возможным извлечение из него уро­ков и выводов для
использования новыми поколениями людей.

Специальные отрасли и области
кратологии объединяют и система­тизируют обширный массив знаний о власти и
сопровождающих их дан­ных, который фиксирует информацию о власти (и властях) на
конкрет­ных, нередко сугубо специализированных или профилированных, вла­стных
участках. К ним можно отнести: академическую, эмпирическую, прикладную,
экспериментальную, описательную, партийную, военную кратологию, частные
кратологии и даже кратологию оппозиционных движений (у них есть свои взгляды на
власти), а также кратологию цер­ковную.

Наконец, весьма широк в этом перечне
блок комплексных (межди­сциплинарных) отраслей (областей) кратологии, о которых
будет идти речь: история власти, социология власти, психология власти, филосо­фия
власти, логика власти, этика власти, эстетика власти, анатомия власти, алгебра
власти, физика власти, экология власти и т. д. В этих комплексных науках о
власти, разумеется, потребуется группировка об­ластей знания по соответствующим
основаниям.

На наш взгляд, такого рода систематизация
кратологического зна­ния должна быть ориентирована на человека, исходить из
своеобразия человеческой натуры и общества. В числе используемых блоков знаний
правомерно выделить следующие группы:

— гуманитарно-познавательные области
знаний о власти: история власти, философия власти, социология власти, азбука
власти, аксиология власти, морфология власти и др.;

— естественно-научные области знаний
о власти: алгебра власти, арифметика власти, геометрия власти, география
власти, физика вла­сти и др.;

— биологические области знаний о
власти: анатомия власти, психо­логия власти, физиология власти и др.;

— технико-технологические области
знаний о власти: технология власти, техника власти, информатика власти и др.

А теперь приведем
систематизированный перечень отраслей и обла­стей кратологических знаний (наук
о власти). Будем исходить из того, что время формирует все новые и новые виды
власти в человеческом обще­стве и вместе с тем создает предпосылки и условия
для оформления и раз­вития соответствующих областей знаний (наук) о власти.

В данном перечне автор оговаривает
участие конкретных ученых в формировании системы знаний о власти и факты первых
(насколько удалось установить) случаев упоминания в печати о соответствующих
областях знания.

Наука о власти (Аристотель, IV в. до
н. э.) Кратология Властеведение Властезнание

1. Базовые (фундаментальные,
основополагающие) области крато­логии

Общая (всеобщая) кратология
Теоретическая кратология Практическая кратология Сравнительная кратология

Азбука власти Философия власти (В.
В. Иль­ин, 1993) История власти (кратологии)

2. Специальные (частные, конкретные)
области кратологии (пред­лагаемые автором)

Законодательная

Исполнительная

Судебная

Контрольная

Глобальная

Международная

Универсальная

Национальная

Муниципальная

Академическая

Аналитическая

Системная

Компаративная

Прикладная

Эмпирическая

Экспериментальная

Прогностическая

Структурная

Функциональная

Вспомогательная

Нормативная

Описательная

Элементарная

Формальная

Экономическая

Социальная

Военная

Оппозиционной деятельности

Церковной деятельности

Статистическая

3. Комплексные (междисциплинарные,
смешанные) области кратологии

Акмеология власти

Аксиология власти

Алгебра власти

Анатомия власти (Дж. Гэл-брейт,1984)

Арифметика власти

Археология власти (М. Фуко, ‘;к 1969)

Генеалогия власти (В. А. Подорога,
1989)

География власти

Геометрия власти

Имиджелогия власти

Информатика власти

Искусство власти

Культурология власти

Логика власти (В. В. Ильин, 1993)

Микрофизика власти (В. А. Подорога,
1989)

Морфология власти

Онтология власти (В. В.
Мшвениерадзе, 1989)

Педагогика власти

Психоанализ власти (Н. С. Ав­тономова,
1989)

Психология власти (Р. В.
Сэмп-сон,1965)

Социология власти (С. А.
Котляревский, 1909)

Технология власти

Топография власти (В. В. Иль­ин,
1993)

Топология власти (В. И. Крав­ченко,
1989)

Физика власти (Ю. М. Батурин,

1993) Физиология власти (В. Д.
Тополянский,1996)

Феноменология власти (Л. Г. Ионин,
1989)

Филология власти Экология власти
Экономика власти Эстетика власти Этика власти

4. Области наук о власти, нуждающиеся
в осмыслении и осознании необходимости и возможностей их применения
(предлагаемые автором)

а) Метакратология

Мегакратология

Макрократология

Мезократология

Микрократология

Протократология

Поликратология

Паракратология

б) Кратоведение

Кратогнозия

Кратография

Кратодинамика

Кратократия (А. Фурсов, 1991)

Кратолингвистика

Кратометрия

Кратономия

Кратософия

Кратостатистика

Кратоэтика

 Банкократология

 Бюрократология

Геократология

Геронтократология

Демократология

Инфократология

Медиократология

Ноократология

Охлократология

Партократология

Плутократология

Сайенсократология

Социократология

Теократология

Технократология

Феминократология

Элитократология

Этатократология

Этнократология

Этократология

Юнократология

Юрократология

Разумеется, время откорректирует
данный перечень и откроет но­вые возможности выделения новых областей знаний о
власти и непо­средственно властной деятельности.

В заключение речь пойдет о
разнообразных учениях, доктринах, концепциях, ставящих властеустройство в центр
внимания (макиавел­лизм, марксизм, национализм, фашизм и т. д.), и о
многообразии типов, видов, форм власти. Это — серьезная кратологическая
проблема, кото­рая всегда влекла к себе исследователей, но часто и упускалась
из поля зрения*.

О каких явлениях можно говорить в
этой связи? Назовем хотя бы некоторые из них.

Автократизм — своеобразная
исторически распространенная сис­тема взглядов и форма правления, при которой
одному лицу принадле­жит верховная, неограниченная власть, используемая им в
соответствии со своими субъективными представлениями, интересами и прихотями.

* См., напр.: Джилис М. Лицо
тоталитаризма / Пер. с сербо-хорват. М.: Но­вости, 1992; Арон Р. Демократия и
тоталитаризм / Пер. с фр. М.: Текст, 1993;

БелоусовЛ. С. Муссолини: диктатура и
демагогия. М.: Машиностроение, 1993;

Самойлов Э. В. Общая теория фашизма.
Кн. 1, 2, 3. Калуга: СЭЛС, 1993.

Это нередко ведет к серьезным
злоупотреблениям властью и в целом несовместимо с демократизмом и гуманизмом.
Такова власть диктато­ров, тиранов, шахов, императоров, царей да и некоторых
генсеков.

Авторитаризм — антидемократическая
совокупность воззрений и система государственной власти, присущая наиболее
реакционным ре­жимам. Как правило, эта система власти включает элементы и
призна­ки личной диктатуры, а в своих крайних проявлениях тяготеет к абсо­лютной
диктатуре.

Абсолютизм — неограниченная
абсолютная монархия, самодер­жавная власть; форма государства, при которой
монарху принадлежит неограниченная верховная власть, исключающая участие народа
в за­конодательстве и контроле за исполнительной властью. Своего расцве­та
абсолютизм достиг в странах Западной Европы в XVII—XVIII веках. В России царь в
XVI—XVII веках правил вместе с боярской думой, а в XVIII — начале XX века
существовала абсолютная монархия. Абсолю­тизмом можно считать и комплекс
взглядов, отстаивающих указанную

форму власти.

Бюрократизм — система
казенно-формального мышления, дейст­вия и управления, ведения важных
государственных и общественных дел, когда из-за чисто чиновничьего отношения
лиц и учреждений к де­лу главные интересы людей ущемляются, а само дело
страдает. Это и нередко встречающиеся на местах и даже в органах власти
проявления канцелярщины, волокиты, формализма в ущерб интересам физических и
юридических лиц, тех или иных учреждений и даже общества в целом.

Демократизм — признание и
осуществление демократии; важный принцип властеиспользования в интересах, с
участием и под контролем народа; простота, общительность в отношениях.

Тоталитаризм — одна из систем власти
авторитарного государства, отличающаяся всеобщим и полным контролем над всеми
сторонами жизни общества и граждан, фактической ликвидацией конституцион­ных
прав и свобод, репрессиями против оппозиции и инакомыслящих. Это также и
система взглядов, оправдывающих тоталитарную деятель­ность (в том числе этатизм,
авторитаризм) властей.

Этатизм — направление общественной
мысли, рассматривающее государство как высший результат и цель общественного
развития; по­литика активного участия (вмешательства) государства в сфере эконо­мики,
экономической жизни.

Заслуживают здесь упоминания и
технократизм, и партократизм, и

либерализм, и консерватизм, и
радикализм.

К данной области явлений и понятий,
связанных с властью, ее при­родой и использованием, относятся и появившиеся еще
в Древнем Риме представления о диктатуре, прошедшие через толщу веков и во
множестве случаев подтвержденные и дополненные жизнью.

Приведенная выше совокупность
рассуждений позволяет сказать, что в целом уже сейчас имеется сложившаяся
система знаний, характе­ризующих структуру науки о власти. Эту область знаний
мы и называ­ем общей кратологией.

Таким образом, в настоящее время
понятно, что именно, а также как можно и нужно сделать для того, чтобы
формировать кратологию, строить звенья системы знаний о власти, каковы должны
быть в ней ос­новы, элементы, связи и переходы, как проясняются проблемы ее раз­вития;
понятно, наконец, какие проблемы могут встать перед наукой о власти в будущем.

Вывод состоит в том, что кратология
— это не только наука сама по себе, но и система наук. Это — обширная система
наук, тесно, орга­нично связанных между собой и изучающих власть во всех ее
видах и проявлениях, на всех уровнях и стадиях ее развития, во всех аспектах ее
связей с другими основными общественными явлениями, структурами и социальными
институтами.

В центре кратологии стоят человек и
власть. Прежде всего это об­ласть интересов базовых отраслей кратологии,
особенно общей крато­логии. С них мы и начнем конкретную характеристику системы
наук о власти, всей совокупности знаний, областей и отраслей кратологии, долгое
время не пользовавшихся должным вниманием и выпадавших из поля зрения теории и
практики.

Однако есть еще один важный
теоретический вопрос, который от­носится к проблематике всех областей и
отраслей науки о власти и ко­торый необходимо рассмотреть до их конкретного
анализа и учитывать применительно к любому виду власти.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ