2 НЕДОСТАТОЧНОСТЬ СУБСТРАТНОГО И ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДОВ :: vuzlib.su

2 НЕДОСТАТОЧНОСТЬ СУБСТРАТНОГО И ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДОВ :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2 НЕДОСТАТОЧНОСТЬ СУБСТРАТНОГО И ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДОВ

.

2 НЕДОСТАТОЧНОСТЬ СУБСТРАТНОГО И ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДОВ

Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется ненадолго
углубиться в «общую» философию и вспомнить, как мы вообще отличаем один
интересующий нас объект от другого. Оставим пока в стороне сложный случай
различения общества и природы и рассмотрим более простую ситуацию — известное
каждому из нас различие между повседневньми предметами человеческого обихода, к
примеру утюгом и стаканом. Попробуем осмыслить теоретические основания их
различения и прийти к общим выводам, важным для решения интересующей нас
проблемы.

Очевидно, что различение любых объектов осуществляется путем
сопоставления их свойств, которые они проявляют во взаимодействии с другими
объектами. Нужно лишь учесть, что любой объект в окру­жающей нас
действительности является носителем множества свойств, далеко не каждое из
которых можно считать важным для его выделения.

К примеру, и утюг, и стакан, будучи материальными телами,
обладают вполне определенной массой, весом и могут быть сопостав­лены друг с
другом по свойству быть более или менее тяжелыми. Однако, если на вопрос о
различии этих предметов мы ответим: «утюг тяжелее», спрашивающий едва ли будет
удовлетворен, ибо его интере­суют не физические свойства сопоставляемых
явлений, а их потреби­тельские свойства как конкретных предметов человеческой
жиз­недеятельности.

Точно так же человек и продукты его деятельности отличаются
от планет или звездных скоплений несравненно меньшей массой тела или
пространственной протяженностью. Ясно, однако, что эти физические признаки не
являются теми «специфизирующими» свойствами, кото­рые позволили бы нам понять
качественную выделенность интересу­ющих нас явлений в заданной проекции
различения.

Как же обнаружить специфизирующие свойства сопоставляемых
явлений? Какие общие правила существуют на этот счет?

Прежде всего было бы ошибкой думать, что специфизирующим
признаком объекта может быть любое «уникализирующее» свойство, присущее лишь
ему и ничему другому. И в самом деле, если задаться вопросом об отличительных
признаках человека, выделяющих его из органической природы, мы можем вспомнить
особенности человече­ской анатомии, что .он является единственным живым
существом на планете Земля, обладающим мягкой мочкой уха. Но было бы странно,
если бы мы признали именно эту телесную особенность человека специфизирующим
свойством, выделяющим нас из животного царства.

В действительности специфизирующими свойствами объекта могут
быть лишь его существенные свойства, т.е. такие признаки, которые не просто
отличают один объект от другого, но делают его тем, что он есть, определяют его
качественную самотождественность, или «самость», как иногда говорят философы.

Существует наглядный способ проверить существенность любого
из отличительных признаков, его способность специфизировать своего носителя.
Нужно мысленно лишить объект этого признака и посмот­реть, останется ли он
самим собой или же прекратит свое существо­вание, превратившись в нечто совсем
иное.

Спрашивается: остался ли бы человек человеком, если предполо­жить
исчезновение у него мягкой мочки уха? Другой вопрос: что стало бы с
человеческой историей, если бы человек потерял способность мыслить и на этой
основе изменять мир. приспосабливая его к своим нуждам? Очевидно, что названные
отличительные свойства имеют неодинаковое отношение к сущности человека,
определяющей непов­торимость присущего ему образа жизни.

Следует учесть, конечно, что существенные и несущественные
признаки объекта не отделены друг от друга китайской стеной. Они способны
влиять друг на друга, в чем легко убедиться на самых различных примерах (в
самом деле. глупо считать специфизируюшим признаком Наполеона Бонапарта такую
чисто физическую характери­стику его тела, как малорослость: однако это
обстоятельство не мешает психологам рассуждать о психосоциальных последствиях
физической конституции человека, о знаменитом «комплексе Наполеона» прояв­ляющемся
во влиянии, которое оказывает недостаток роста на станов­ление личности, формы
и интенсивности ее самоутверждения).

Нужно учесть также, что существенные и несущественные
свойства способны не только влиять друг на друга, но и меняться местами, что
приводит к смене качественной самотождественности объекта, его «вырождению»,
«перерождению», самоликвидации и т.д.

И все же, несмотря на все эти оговорки, каждый объект в
каждый момент своего существования имеет один-единственный набор суще­ственных
свойств (не мешающих ему менять свои состояния), одно­единственное качество,
конституируемое этими свойствами, обнару­жение которых — условие классификации
и систематизации объектов, установления их сходств и различий 3.

Но как же нам определить искомое качество объекта,
совокупность отличающих его существенных свойств? Увы. одного общего метода не
существует, так как все зависит от меры сложности сопоставляемых объектов.

В самом деле, в некоторых случаях для установления искомого
качества объекта достаточно .выяснить его субстратные свойства, т.е. природные
(физические и химические) свойства вещества, из которого он состоит.

Подобный субстратный метод вполне достаточен для различения
объектов неживой природы, которые «равные самим себе», т.е. не обладают
никакими другими свойствами, отличными от свойств обра­зующей их неживой
материи (такими, как атомное строение, протя­женность, теплопроводность,
способность к окислению и т.д. и т.п.).

Ясно, однако, что субстратный подход оказывается
неостаточным для характеристики уже биологических объектов, обладающих свойст­вами,
не выводимыми из свойств образующего их вещества. Совер­шенно напрасными будут
попытки понять отличие между органами биологического организма — к примеру,
руками и ногами человека, — связав его с особенностями физического и
химического состава образующих их клеток. Еще в большей степени это касается
социаль­ных объектов, для которых физико-химические свойства, как мы видели на
нашем примере с утюгом и стаканом, отнюдь не являются существенными.

Правда, задавая студентам вопрос о критериях различения соци­альной
предметности, нередко слышишь очаровательный в своей наивности ответ: стакан
сделан из стекла, а утюг из железа. Однако минутного размышления обычно бывает достаточно,
чтобы отвечаю­щий понял свою ошибку, осознал «субстатную изоморфность» этих
предметов, представив себе стакан, сделанный из железа, и остаю­щийся тем не
менее стаканом, или утюг, сделанный из жаропрочного стекла и сохраняющий все
свойства утюга 4.

Соответственно субстратный подход не годится для большинства
наук, и прежде всего для социальной философии, призванной устано­вить
качественное отличие общественных явлений от природных. Мы никогда не поймем
феномен социального, пытаясь свести его к субстрату, на котором «выполнены»
социальные системы. Едва ли кто-то способен всерьез полагать, что анализ
физико-химических свойств материала, из которого изготовлена скульптура Венеры
Ми-лосской, скажет нам нечто важное о социальном качестве, воплощенном в ней,
позволит нам отличить великое произведение искусства от обычного камня,
находимого в природе и существующего по ее зако­нам.

Какие же альтернативные подходы к качественной спецификации
объектов могут использоваться в тех случаях, когда отказывает способ
субстратных сопоставлении?

Возвращаясь к нашему примеру со стаканам и утюгом, мы можем
утверждать, что их различие будет раскрыто лишь в том случае, если мы
отвлечемся от субстратных свойств предметов и рассмотрим их функциональные
свойства (понимая функцию, вслед за Э. Дюркгеймом, как соответствие между
бытием объекта и его назначением).

В самом деле, в человеческом общежитии утюгом называется (и
является!) предмет, предназначенный для глажения белья, в то время как стакан
представляет собой в своей качественной самотождест­венности сосуд для питья
(хотя побочно, как утверждал В.И. Ленин, может служить и пресс-папье, и орудием
для метания в голову оппонента).

Именно это функциональное назначение определяет сущность
обоих объектов и их отличие друг от друга. Мы можем при желании изготовить
стакан в виде утюга или утюг, вполне напоминающий собой стакан. Однако при всем
их внешнем сходстве стаканом будет то, из чего пьют, а утюгом — то, чем гладят,
ибо социальная вещь, несом­ненно, есть то, что она делает, а не то, из чего она
сделана или на что похожа.

Сказанное касается, конечно же, не только социальных
объектов «искусственного» происхождения, специально созданных людьми для
выполнения определенных функций, но и возникших естественным путем
биологических объектов, которые являются частями, органами живых систем,
обеспечивающими их функциональную целостность, информационное самосохранение в
среде существования (об этом ниже).

Итак, мы видим, что качество объектов,окружающей нас действи­тельности
может устанавливаться не только методом сопоставления присущих им субстратных
свойств, но и путем определения свойст­венных им функций, зачастую безразличных
к своему субстратному «наполнению» 5.

Но можем ли мы считать функциональный подход той панацеей,
которая позволяет безошибочно различать, сопоставлять, классифи­цировать
явления окружающей нас действительности, не поддающиеся простейшему
субстратному различению?

Едва ли это так. Чтобы убедиться в этом, достаточно
обратиться к элементарной интуиции, которая на этот раз подскажет нам правиль­ный
ответ.

К примеру, мы понимаем, что именно функциональный подход
позволяет нам отличать солдат от поэтов, ученых от политиков — различные
профессии, созданные разделением труда, обеспечивающим сохранность общества. Но
может ли функциональный подход объяс­нить нам различие между французом и
поляком, принадлежащими к разным человеческим этносам?

Возможно ли функциональное различение рыб и птиц? Возможны
ли, наконец, попытки сопоставить и различить по внешней функции, по «назначению»,
по цели существования природу и общество?

Все дело в том, что подобный подход теряет свою силу, когда
внимание ученого обращается на особый класс систем, которые от­личны как от
«субстратных», так и от «функциональных» объектов, способны «жить», а не просто
существовать или функционировать. Мы имеем в виду целостные объекты sui generis
— самозарождаюшиеся и самоорганизующиеся системы органического типа, методом
различе­ния которых является не функциональный, а субстанциальный подход, суть
которого мы должны объяснить читателю.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ