Глава третья. ОБ ИДЕЯХ ОДНОГО ЧУВСТВА :: vuzlib.su

Глава третья. ОБ ИДЕЯХ ОДНОГО ЧУВСТВА :: vuzlib.su

62
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава третья. ОБ ИДЕЯХ ОДНОГО ЧУВСТВА

.

Глава   т р е т ь я. ОБ ИДЕЯХ ОДНОГО ЧУВСТВА

1. Деление простых идей. Чтобы лучше понять идеи, получаемые
нами от ощущения, было бы неплохо рассмотреть их с точки зрения различия путей,
которыми они приближаются к нашей душе и делаются для нас заметными.

Во-первых, одни приходят в душу при посредстве только одного
чувства.

Во-вторых, другие доставляются душе при посредстве
нескольких чувств.

В-третьих, иные получаются только при посредстве рефлексии.

В-четвертых, некоторые пролагают себе дорогу в душу и
представляются ей всеми видами ощущения и рефлексии.

Под этими-то разными рубриками мы и рассмотрим идеи каждую в
отдельности.

Во-первых, некоторые идеи приходят только при посредстве
одного [органа] чувств, который специально приспособлен к их восприятию. Так,
свет и цвета (например, белый, красный, желтый, синий с их различными степенями
или оттенками и смесями, например зеленый, алый, пурпуровый, цвет морской воды
и др.) воспринимаются только глазами; все виды шума, звуков и тонов
воспринимаются только ушами; различные вкусы и запахи — только носом и нёбом. И
если эти органы или нервы, которые являются проводниками для доставки их извне
на аудиенцию в мозг, в приемную ума (если можно так выразиться), так
расстроены, что не выполняют своих функций, то идеи не имеют никакой лазейки,
никакого иного пути сделать себя заметными и быть воспринятыми разумом.

Наиболее важные из идей, относящихся к осязанию, — это
тепло, холод и плотность. Все остальные, заключающиеся почти исключительно в
чувственно воспринимаемой конфигурации (например, гладкое и шероховатое) или же
в большем или меньшем сцеплении частей (например, твердое и мягкое, упругое и
хрупкое), достаточно очевидны.

2. Немногие простые идеи имеют имена. Я думаю, нет
надобности перечислять отдельно все простые идеи, относящиеся к каждому
чувству. Да это и невозможно, ибо идей, относящихся к большинству чувств,
гораздо больше, чем мы имеем для них имен. Различные запахи, которых почти столько
же, если не больше, чем видов тел на свете, по большей части не имеют имен.
Слова «благовонный» и «зловонный» обыкновенно достаточны для выражения этих
идей, в действительности же [употреблять их] будет не намного лучше, чем
называть эти идеи приятными и неприятными; запах розы и запах фиалки одинаково
благовонны, но эти идеи, конечно, очень разнятся друг от друга. Различные
вкусы, идеи которых мы воспринимаем своим нёбом, не намного лучше снабжены
именами. «Сладкое», «горькое», «кислое», «терпкое» и «соленое» — вот почти все
эпитеты, которые мы имеем для обозначения бесчисленного множества [ощущений]
вкуса, различных не только почти для каждого рода существ, но и для различных
частей одного и того же растения, плода или животного. То же самое можно сказать
про цвета и звуки. Поэтому в исследовании о простых идеях, даваемом здесь мною,
я ограничусь рассмотрением только идей, которые более всего пригодны для нашей
теперешней цели или которые сами по себе меньше обращают на себя внимание, хотя
и очень часто входят в состав наших сложных идей. К их числу, я думаю, могу,
пожалуй, отнести идею плотности, исследованием которой я и займусь поэтому в
следующей главе.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ