4. Откат и отказ руководства КПРФ от коммунизма. Характеристика К.Марксом и Ф.Энгельсом подобной...

4. Откат и отказ руководства КПРФ от коммунизма. Характеристика К.Марксом и Ф.Энгельсом подобной позиции :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


4. Откат и отказ руководства КПРФ от коммунизма. Характеристика К.Марксом
и Ф.Энгельсом подобной позиции

.

4. Откат и отказ
руководства КПРФ от коммунизма. Характеристика К.Марксом и Ф.Энгельсом подобной
позиции

Конец 1997 г. и начало 1998 г. давали руководству КПРФ прекрасную возможность провести в партии,
в беспартийной массе, среди молодежи широкий, глубокий, интенсивный разговор,
обсуждения и дискуссии по самым актуальным проблемам современности, положения в
России, поворота ее на новый общественный путь развития, проблемам ситуации в
КПРФ и всем коммунистическом, социалистическом движении в России в связи с
тремя величайшими событиями и юбилеями: 80-летием Великой Октябрьской
социалистической революции, исполнившимся в конце 1997 г., 100-летием 1-го Съезда РСДРП и 150-летием “Манифеста Коммунистической партии” К.Маркса
и Ф.Энгельса, приходящимся на февраль 1998 г.

Это великие
события не только для России, для коммунистов России, но Великий Октябрь и
“Коммунистический Манифест” – для всего мирового коммунизма, социализма,
для коммунистического движения во всем мире.

Великий
Октябрь – это революционный исток, победоносное революционное начало
практического шествия социализма и коммунизма в СССР и в мире.

1-й Съезд
РСДРП – это партийное начало, партийный исток развития Коммунистической
партии Советского Союза, коммунистического движения в СССР-России.

“Манифест
Коммунистической партии” – это научно-теоретическое начало, идейный и идеологический
исток мирового коммунизма.

В совокупности
это великое революционное, партийное и идейно-теоретическое наследие.
В связи с ним нужно было и дать оценку этим трем событиям, и заявить о
своей позиции в связи с ними, и проанализировать возникшие после этих событий,
особенно в последнее время, новые проблемы и вопросы теоретического, партийного
и революционного характера, и высказаться о перспективах коммунистического
движения в России и самой России. Если есть, конечно, желание и есть что сказать
и как сказать.

Ничего этого
руководством КПРФ сделано не было. Оно не возглавило проведение данных юбилеев,
отстранилось от них. Поэтому я не могу не сделать вывод, что оно фактически
отступило от своего революционного, партийного, теоретического наследия, что
руководство КПРФ совершило откат и отказ от коммунизма.

Но дело не
только в этом. Теоретические выступления, публикации, практические действия
Г.А.Зюганова в последние годы, который практически один выступает от имени
КПРФ, сам курс этого партийного руководства дают основание сделать вывод о
проявлении тенденций оппортунизма, поворота вправо, перехода на
социал-демократические позиции. Повторяются и старые ошибки руководства КПСС:
отрыв партийных верхов от партийных масс, тенденции вождизма, перерождения и
бюрократизации партийной верхушки, складывания фактически двух партий, все
более расходящихся и отдаляющихся друг от друга – партии верхушки с
бюрократическим аппаратом и партии партийных низов. Это свидетельствует о
серьезном кризисе в КПРФ, о возможности ее распада или раскола.

Для понимания
открыто проявляющихся в последнее время теоретических и практических позиций
руководства КПРФ полезно обратиться к характеристикам, которые К.Маркс и
Ф.Энгельс дали в “Манифесте Коммунистической партии” двум течениям:
“консервативный, или буржуазный, coциaлизм”, “кpитичecки-yтoпичeский социализм
и коммунизм”. Думается, что смесь, сочетание ряда характеристик того и другого
очень применимо к раскрытию существа нынешней позиции руководства КПРФ.

Некоторые
сторонники “консервативного, или буржуазного, социализма”, писали К.Маркс и
Ф.Энгельс, призывают к изменению “материальных условий жизни, экономических
отношений. Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм
понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственным отношений,
осуществимое только революционным путем, а административные улучшения,
осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего
не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае –
лишь сокращающие для буржуазии издержки ее господства и упрощающие ее
государственное хозяйство” [1, т. 4, с. 454].

Сторонники
“критически-утопического социализма и коммунизма” рассматривают рабочий класс
только в качестве “наиболее страдающего класса” и “не видят на стороне
пролетариата никакой исторической самодеятельности, никакого свойственного ему
политического движения” [там же, с. 455]. “Поэтому они постоянно
апеллируют ко всему обществу без различия и даже преимущественно – к господствующему
классу” [там же, с. 456].

“Они отвергают
поэтому всякое политическое, и в особенности всякое революционное, действие;
они хотят достигнуть своей цели мирным путем и пытаются посредством мелких и,
конечно, не удающихся опытов, силой примера проложить дорогу новому
общественному евангелию” [там же]. В силу этого их положения “имеют еще
совершенно утопический характер” и практически “они последовательно стараются
вновь притупить классовую борьбу и примирить противоположности” [там же,
с. 456-457].

Эти данные К.Марксом
и Ф.Энгельсом яркие характеристики помогают лучше понять и оценить по существу
теоретические и практические действия в современной России тех, кто выдает себя
за коммунистов, социалистов, социал-демократов, левых.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ