Специализация :: vuzlib.su

Специализация :: vuzlib.su

70
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Специализация

.

Специализация

Второй великий принцип, распространенный во всех обществах
Второй волны, — специализация. Ибо чем больше сглаживала Вторая волна различия
в языке, сфере досуга и стилях жизни, тем более она нуждалась в различиях в
сфере труда. Усиливая их, Вторая волна заменяла крестьянина, временного и непрофессионального
«мастера на все руки», узким специалистом и работником, выполняющим
лишь одну-единственную задачу, снова и снова, по методу Тейлора.

Еще в 1720 г. в британском отчете о «достижениях
восточно-индийской торговли» отмечалось, что специализация могла бы
позволить выполнять работу с «меньшими потерями времени и сил»(8). В 1776 г. Адам Смит* начинает свою книгу «Богатство народов» с громогласного заявления о том,
что «величайшее усовершенствование в сфере производительных сил… было
связано, по-видимому, с разделением труда».

У Смита есть ставшее классическим описание булавочной
мануфактуры. Он пишет, что один рабочий старого образца, единолично совершая
все необходимые операции, может произвести лишь пригоршню булавок в день — не
более двадцати и, вероятно, ни одной больше. В противоположность этому, Смит
описывает посещенную им «мануфакторию», в которой 18 разных операций,
необходимых для изготовления булавки, выполняли 10 работников-специалистов,
каждый из которых совершал лишь одну или несколько операций. Вместе они могли
произвести более 48 тыс. булавок в день — свыше 4800 на каждого работника(9).

К XIX в., когда производство все более и более сдвигалось в
сторону фабрик, история с булавками повторялась снова и снова во все большем
масштабе. Соответственно возрастала и цена специализации. Критики
индустриализма выдвигали обвинения в том, что высокоспециализированный
повторяющийся труд постепенно дегуманизирует трудящегося.

К тому времени, когда Генри Форд начал производство
«Модели Т», в 1908 г. для изготовления одного изделия потребовалось
уже не 18, а 7882 различные операции. Форд отмечает в своей автобиографии, что
из этих 7882 специализированных работ для 949 требовались «сильные,
здоровые и практически совершенные в физическом отношении мужчины», для
3338 были нужны мужчины с «обычной» физической силой, большую часть
оставшихся могли выполнять «женщины или подростки», и, хладнокровно
продолжает он, «мы обнаружили, что 670 могут быть выполнены безногими
мужчинами, 2637 — одноногими, две — безрукими, 715 — однорукими и 10 —
слепыми»(10). Короче говоря, для специализированного труда требуется не
весь человек, но лишь его часть. Едва ли можно предложить более наглядное
свидетельство того, до какой жестокости может довести чрезмерная специализация.

Однако практика, которую критики приписывают капитализму,
также становится неотъемлемой чертой социализма, поскольку крайняя
специализация труда, характерная для всех обществ Второй волны, имеет своей
основой отрыв производства от потребления. СССР, Польше, Восточной Германии или
Венгрии столь же невозможно было бы обеспечивать работу своих фабрик сегодня
без разработанной специализации, как и Японии или Соединенным Штатам, чей
департамент труда опубликовал в 1977 г. перечень из 20 тыс. различных специальностей,
поддающихся идентификации(11).

Кроме того, и в капиталистических, и в социалистических
индустриальных государствах специализация сопровождалась возрастающим усилением
профессионализации. Всегда, когда для некой группы специалистов появлялась
возможность монополизировать эзотерическое знание и не допускать новичков в
свою область, возникали особые профессии. С распространением Второй волны рынок
вклинился между хранителем знания и клиентом, резко разделив их на
производителя и потребителя. Таким образом, здоровье в обществах Второй волны
стали рассматривать скорее как продукт, предлагаемый врачом и чиновниками
здравоохранения, чем как результат разумной заботы о себе самом пациента (т. е.
как продукт для самого себя). Предполагалось, что образование «производится»
учителем в школе и «потребляется» учащимся.

Группы людей, объединенных деятельностью самого разного
рода, от библиотекарей до продавцов, начали шумно требовать права называть себя
профессионалами, а также устанавливать стандарты, цены и условия приема на
данную специальность. Согласно Михаэлю Перчуку, председателю Федеральной
комиссии по труду США, по сей день «в нашей культуре доминируют
профессионалы, называющие нас «клиентами» и рассказывающие нам о
наших «нуждах»».

Даже политическая агитация в обществах Второй волны
считается профессией. Так, Ленин доказывал, что массы не могут осуществить
революцию без помощи профессионалов. Он утверждал, что необходима
«организация революционеров», членство в которой ограничено
«людьми, профессия которых — профессия революционера»(12).

В среде коммунистов, капиталистов, администраторов,
работников образования, священнослужителей и политиков Вторая волна создала
общую ментальностъ и общее стремление к все более утонченному разделению труда.
Подобно принцу Альберту на великой Выставке 1851 г. в Хрустальном дворце, они верили, что специализация является «движущей силой
цивилизации». Великая Стандартизация и Великая Специализация маршировали
рука об руку.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ