Синхронизация :: vuzlib.su

Синхронизация :: vuzlib.su

3
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Синхронизация

.

Синхронизация

Расширяющийся разрыв между производством и потреблением внес
изменение и в отношение людей Второй волны ко времени. В зависящей от рынка
системе, будь то планируемый рынок или свободный, время приравнивается к
деньгам. Нельзя позволить простаивать дорогостоящим машинам, и потому они
работают в соответствии со своими собственными ритмами. Это порождает третий
принцип индустриальной цивилизации — синхронизацию.

Даже в древнейших обществах труд был тщательно организован
во времени. Воины-охотники обычно работали вместе, чтобы поймать свою жертву.
Рыболовы согласовывали свои усилия при гребле или вытаскивании сети. Много лет
назад Джордж Томсон показал, каким образом различные трудовые потребности
отражаются в народных песнях. Для гребца время маркировалось простым
звукосочетанием из двух слогов, чем-то вроде «О-оп!». Второй слог
указывает на момент максимального усилия, а первый был связан с
подготовительным этапом. Он отмечал, что вытаскивать лодку тяжелее, чем грести,
«а потому моменты напряженных усилий занимают большие интервалы времени»,
и, как мы видим в ирландском крике «Хо-ли-хо-хуп!», сопровождающем
вытаскивание лодки, связаны с более длительным приготовлением к последнему
усилию(13). » До тех пор пока Вторая волна не ввела машинное производство
и не смолкли песни рабочих, такого рода синхронизация усилий была в целом
органичной и естественной. Она была связана с сезонными ритмами или
биологическими процессами, с вращением Земли и биением человеческого сердца.
Общества Второй волны обратились к ритмам машины.

Распространение фабричного производства, высокая стоимость
машин и механизмов и тесная взаимозависимость элементов трудового процесса
требовали более четкой и точной синхронизации. Если одна группа работников
завода запаздывает в выполнении своей задачи, следующие за ней другие группы
отстают еще больше. Таким образом, пунктуальность, никогда не игравшая большой
роли в сельскохозяйственных общинах, стала социальной необходимостью, и
повсеместно начали распространяться различного рода часы. К 1790-м годам они
уже были совершенно обычной вещью в Великобритании. Их распространение
началось, по словам английского историка Э. П. Томпсона, «именно в тот
самый момент, когда индустриальная революция потребовала большей синхронизации
труда»(14).

Не случайно детей в индустриальных странах с очень раннего
возраста учили определять время. Школьники были обязаны приходить в школу к
удару колокола, чтобы впоследствии они всегда приходили на фабрику или на
службу точно к гудку. Продолжительность работ была рассчитана во времени и
разбита на последовательные этапы, измеренные с точностью до долей секунды.
Выражение «с девяти до пяти» очерчивало временные рамки для миллионов
трудящихся.

Синхронизации подвергалась не только рабочая жизнь. Во всех
обществах Второй волны, вне зависимости от выгоды или политических соображений,
социальная жизнь также стала зависеть от времени и приспосабливаться к
требованиям машин. Определенные часы были отведены для досуга. Отпуска
стандартной продолжительности, праздники или перерывы на кофе были включены в
трудовые графики.

Дети начинали и заканчивали учебный год в одно и то же
время. Госпитали одновременно будили на завтрак всех своих пациентов.
Транспортные системы сотрясались в часы пик. Работники радио помещали
развлекательные программы в специальные промежутки времени, например
«prime time» (т. е. лучшее время, когда большее число слушателей
оказывается у приемников). Любой бизнес имел свои собственные пиковые часы или
сезоны, синхронизованные с таковыми у его поставщиков и распространителей.
Появились специалисты в области синхронизации — от фабричных диспетчеров и
табельщиков до автодорожной полиции и хронометристов.

Некоторые люди сопротивлялись новой индустриальной системе
отношения ко времени. И здесь опять-таки проявились различия между полами: те,
кто принимал участие в работе Второй волны, — главным образом мужчины — чаще
всего смотрели на часы.

Мужья эпохи Второй волны постоянно жаловались, что их жены
вечно заставляют их ждать, не следят за временем, слишком долго одеваются,
всегда опаздывают на встречи. Женщины, как правило занятые не связанными между
собой домашними делами, работают в менее механических ритмах. По сходным
причинам городские жители обычно склонны взирать на сельских как на тупых,
медлительных и не заслуживающих доверия людей. «Они не появляются вовремя!
Никогда не знаешь, придут ли они в назначенное время». Причины такого рода
жалоб можно возвести непосредственно к различиям между трудом Второй волны,
основанным на повышенной взаимосвязанности и взаимозависимости, и трудом Первой
волны, сосредоточенном в поле и дома.

Когда Вторая волна стала доминирующей, даже наиболее
глубинные и интимные стороны жизни были вплетены в индустриальную ритмическую
систему. В Соединенных Штатах и в Советском Союзе, в Сингапуре и в Швеции, во
Франции и в Дании, Германии и Японии, — везде семьи поднимались одновременно,
ели в одно и то же время, ехали на работу, работали, возвращались домой,
отправлялись спать, спали и даже занимались любовью более или менее в унисон,
так как вся цивилизация в целом, вдобавок к стандартизации и специализации,
использовала принцип синхронизации.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ