Основные формы экономического могущества :: vuzlib.su

Основные формы экономического могущества :: vuzlib.su

52
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Основные формы экономического могущества

Экономическое могущество образуется по существу в трех основных формах:

1. На базе законной организации — таким образом, что ряд юридически
самостоятельных предприятий, поступаясь в какой-то мере своей
самостоятельностью, обязуется, на основе взаимных договоров и соглашений, путем
регулирова­ния действующих на рынке факторов, ограничить или вооб­ще исключить
конкуренцию.

2. На базе капитала — таким образом, что волеизъявле­ние юридически
самостоятельного предприятия может, в ре­зультате сплетения интересов или на
основании соотноше­ния в правах владения, находиться под влиянием другого
предприятия в том смысле, что оно не может или не смеет использовать на рынке
свою производственную мощность в полной мере.

3. Путем создания отдельных, очень крупных предприя­тий, которые вследствие
той весьма значительной роли, ко­торую они играют на рынке, доминирующим
образом влияют на предложение товаров и на образование цен.

При основанном исключительно на свободной конку­ренции хозяйстве рыночные
цены не могут быть продикто­ваны каким-либо отдельным участником рыночных опера­ций;
но большая экономическая мощь даст возможность произвольно изменять эти цены и
этим сознательно и искусственно направлять ход рыночных операций в ру­сло,
выгодное мощным хозяйственным группам. Для ры­ночных операций, организованных
на монополистических началах, устанавливаемые таким образом цены не являются
больше тем «показателем», к которому должны приноравли­ваться отдельные
предприниматели, чтобы сохранить воз­можность и дальше участвовать в
соревновании; теперь мож­но эти цены по собственному усмотрению устанавливать и
ими манипулировать. Вполне последовательно из этого вы­растает опасность
нанесения ущерба потребителю, но и опа­сность неудачных, с народнохозяйственной
точки зрения, ка­питаловложений, а также возможность того, что технический и
хозяйственный прогресс окажется нарушенным.

В силу этого законодатель должен считать своей зада­чей устранение факторов,
нарушающих ход рыночных опера­ций, для чего необходимо:

а) сохранять свободную конкуренцию в возможно боль­шем объеме;

б) на тех рынках, где конкуренция не может быть пол­ностью осуществлена,
препятствовать злоупотреблениям мощных хозяйственных групп;

в) для этой цели учредить государственный орган конт­роля, а если
необходимо, то и для оказания влияния на ход рыночных операций.

Упорядоченная таким образом структура рынка соот­ветствует, как уже было
сказано, в хозяйственно-политиче­ском плане тому, что в государственном
представляет поли­тическая демократия. В то время как сущность последней должна
рассматриваться, как право каждого гражданина на соревнование в достижениях,
как побуждающая сила, и сво­бодные цены, как регулятор, были бы гарантированы
соот­ветствующими законами.

Тесная связь и зависимость между политической и эко­номической структурой
делают закрепление основных хо­зяйственных прав в заключительном порядке особо
важным и необходимым. [43]
Все мои усилия сводятся к тому, чтобы соревнование в достижениях, как
побуждающую силу, и сво­бодные цены, как регулятор, были бы гарантированы
соответ­ствующими законами.

Кто обходит эти принципы или относится к ним пре­небрежительно, — тот
подрывает рыночное хозяйство и под­тачивает основы, на которых покоится наш
общественно-экономический строй. Читатель почувствует, что тут дело идет об
основных вопросах экономической политики и что спор о политике по отношению к
картелям является не про­сто каким-либо одним из многочисленных спорных вопро­сов.
Напротив, тут рассматривается центральная проблема нашего экономического строя.
[28] Только исходя из такой точки зрения станет понятной
долголетняя борьба вокруг закона о картелях.

Разрешите мне осветить также социальную сторону этой проблемы. Я еще потому
принципиальный противник картелей, что подлинное и честно задуманное социальное
рыноч­ное хозяйство, — причем ударение должно сознательно ста­виться на слове
«социальное», — может быть гарантировано только в том случае, если благодаря
свободному соревнова­нию лучшие достижения получат предпочтение перед менее
удовлетворительными. На этой базе может быть достигнуто наиболее благоприятное
обеспечение потребностей с точек зрения количества, качества и уровня цен. В то
же время этот принцип обеспечивает то, что повышенным достижениям
обеспечивается большая прибыль и что «социально», более ценный предприниматель
приобретает большую гаран­тию успеха и новые возможности. [9]

Что же касается зачастую неправильно понимаемой мо­ральной оценки картелей,
то я хотел бы заявить, что я очень далек от того, чтобы начать именно с
морального осужде­ния картелей или же приписать тем или иным промышленникам или
предпринимателям нечистые побуждения.

Если предприниматель считает, что продажной ценой своей продукции он должен
покрыть производственные из­держки, то тут никаких сомнений морального порядка
быть не может; но такое понимание вещей не согласуется с внут­ренними законами
рыночного хозяйства, ибо оно гарантиро­вало бы прибыль самому плохому
предпринимателю. [32]

Нет, даже при самом большом желании я не могу найти в картелях ничего
положительного; напротив, и притом особенно с точки зрения интересов народного
хозяйства, я вижу в них только отрицательное. Как часто в последние го­ды люди,
представители разных отраслей промышленности, уверяли меня, что если они не получат
возможности уста­новить соглашения относительно цен, то дело их наверняка
развалится. Я им не дал этой возможности, но и предсказан­ные случаи развала
предприятий также не имели места.

Однажды, еще в самом начале, я сказал в шутку: «Во­круг моего письменного
стола с утра до вечера витают приз­раки катастроф, и все же этих катастроф я
никак не могу дождаться».

В последние годы немецкая экономика, несмотря на кризисы, все же развивалась
очень хорошо. [12]

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ