«Либерализация — лучшее лекарство» :: vuzlib.su

«Либерализация — лучшее лекарство» :: vuzlib.su

51
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


«Либерализация — лучшее лекарство»

Разрешите мне только на одном примере показать, что в состоянии дать
свобода, даже когда она еще далеко не со­вершенна. Последствия либерализации
товарооборота для нашей внешней торговли являются настолько убедительны­ми, что
значение их нисколько не будет умалено, если я ука­жу на то, что Западной
Германии пришлось, следуя этому пути, преодолеть в конце 1950 и в начале 1951
года один из самых тяжелых, да, пожалуй, самый тяжелый кризис после­военного
времени. Этот кризис послужил даже для многих поводом считать, что моя
экономическая политика оконча­тельно провалилась. Когда я в 1948 году занял мою
долж­ность в управлении двойной зоны (американской и англий­ской. — Прим.
перев.), экспорт составлял в среднем 200 млн. нем. марок в месяц, причем он
составлялся преимуществен­но из таких статей принудительного экспорта, как
уголь, лес и другие виды сырья, в которых Германия сама испытывала острый
недостаток.

Готовые изделия фигурировали в балансе нашей внеш­ней торговли только в
качестве мало заметного придатка. Ныне среднемесячный вывоз колеблется от 2,4
миллиарда до 3 миллиардов нем. марок — причем от 1,7 до 2 миллиардов приходится
на зону Европейского платежного союза. Эти убе­дительные результаты были не в
последнюю очередь достиг­нуты благодаря последовательному проведению в ГФР поли­тики
либерализации, доведшей эту либерализацию по отно­шению к странам ЕПС и
долларовой зоны до уровня, превы­шающего 90%, причем в отношении участников ЕПС
либера­лизация практически будет теперь расширена для товаров промышленного
сектора до 100%. Предоставление свободы и в международных сношениях также
оплачивается. Эта сво­бода не является чьим-то односторонним подарком кому-то;
она вызывает к жизни последствия, действующие оплодотворяющее и оздоровляюще.

Для подтверждения сказанного бросим еще мимолет­ный взгляд на структуру
нашего вывоза. Доля готовых изде­лий в вывозе, решающая для западногерманского
народного хозяйства, превысила теперь 80% вывоза. Здесь особенно четко видно,
что уже некоторое расширение сферы свободы, которое мне представляется еще
далеко недостаточным, все же приводит к структуре вывоза, которая в основном
соот­ветствует структурным данным народного хозяйства отдель­ных стран.

Эволюция, имевшая место в последние годы, может быть освещена при помощи
следующих данных. При этом я беру за исходную точку год основания Европейского
платеж­ного союза (19 сентября 1950 года) и выключаю из моего об­зора первые
послевоенные годы, когда внешняя торговля бы­ла чрезмерно обременена
осуществлением в принудительном порядке ей предписанных задач.

Вывоз в миллионах марок (средняя
месячная)

Год

Весь вывоз

Сырье

Полуфабрикаты

Готовые изделия

1950

697

97

131

452

1951

1215

110

176

888

1952

1409

107

212

1058

1953

1544

124

227

1153

1954

1836

141

240

1412

1955

2143

131

272

1683

1956

2572

143

318

2034

(Источник: Федеральное
статистическое бюро)

Не говорит ли это об уродливом извращении, когда мы стараемся подвести под
рубрику «порядок» такую худшую форму непорядка, как принудительное
валютно-денежное хо­зяйство. Мы должны, наконец, освободиться от воззрения,
будто наибольший порядок существует там, где возможно большее число людей
должно заниматься принудительным установлением порядка и борьбой с непорядком.

Когда не видно никого, кто охранял бы порядок, тогда еще слишком многие
полагают, в состоянии странного ослеп­ления, что вообще никакого порядка нет. В
той же плоскости лежит мое утверждение, что при всех разговорах о создании
Европы следует не только думать о том, что можно органи­зовать и каким образом,
но в одинаковой степени и о том, что мы могли бы или даже должны были бы
упразднить, чтобы сделать возможным естественное, органическое ста­новление
Европы. Например, свободная обратимость валют привела бы к правильному и
лучшему решению множества проблем, и поэтому можно ожидать, что последствия
уста­новления этой свободной обратимости окажут влияние поч­ти на все области
общественной жизни. Экономическая по­литика стала бы при этих условиях гораздо
более ярко выра­женной. Я иду даже дальше и утверждаю: тот, кто сможет
упразднить принудительное валютно-денежное хозяйство, сделает для Европы
больше, чем все политики, государственные деятели, члены парламентов,
предприниматели и чинов­ники вместе взятые.

Мои постоянные призывы и напоминания, что следует добиваться
«функциональной» организации Европы (то есть Европы, объединенной в целях
выполнения известных функ­ций. — Прим. перев.), не должны дать повод к ложному
тол­кованию, будто я являюсь упрямым противником каких-либо учреждений
европейского масштаба. Однако я решительно отвергаю ту точку зрения, что
подлинные трудности могут быть действительно преодолены путем создания
учреждений (то есть и без наличия органических функций совместной деятельности.
— Прим. перев.). Расхождение во мнениях в этом как раз и заключается.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ