3. Преступления, посягающие на политические права и свободы :: vuzlib.su

3. Преступления, посягающие на политические права и свободы :: vuzlib.su

70
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Преступления, посягающие на политические права и свободы

.

3. Преступления, посягающие на политические права и свободы

Преступлениями против политических прав и свобод граждан
признаются посягательства на равноправие граждан (ст. 136 УК), избирательные
права (ст. 141 и 142 УК), а также на право проведения собраний, митингов,
демонстраций и т.п. (ст. 149 УК).

Политические права и свободы — это предоставленные
Конституцией РФ возможности гражданина в государственной, общественной,
политической жизни, обеспечивающие его политическое самоопределение и свободу,
участие в управлении государством и обществом.

Во вступившем в силу в России 23 марта 1976 г. Международном
пакте о гражданских и политических правах отмечается, что каждое участвующее в
данном пакте государство обязано обеспечить любому лицу осуществление его
политических прав и свобод*(346).

Политические права и свободы провозглашены Конституцией РФ и
гарантированы законодательством. Наиболее опасные посягательства на
политические права и свободы влекут уголовную ответственность.

Общественная опасность этой группы преступлений определяется
значимостью политических прав и свобод для формирования подлинно
демократического государства, граждане которого, свободно реализуя
предоставленные им политические права и свободы, принимают, таким образом,
участие в дальнейшем развитии своего государства.

Непосредственным объектом рассматриваемой группы
преступлений являются, как уже отмечалось, провозглашенные Конституцией РФ
политические права и свободы граждан. Применительно к определенным составам
данной группы преступлений этот объект может быть конкретизирован.

Нарушение равноправия граждан (ст. 136 УК)*(347).
Конституция РФ провозглашает: «Все равны перед законом и судом» (ст.
19). Таким образом, Конституция РФ провозглашает равноправие граждан во всех
областях государственной, социальной, общественно-политической, экономической,
культурной жизни, независимо от пола, расы, национальности, языка,
происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства,
отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а
также других обстоятельств.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления
является такая разновидность политических прав и свобод, как равноправие
граждан. Нарушение равноправия гражданина может иметь место в различных
областях жизни — политической, экономической, социальной. Поэтому
представляется не совсем точным отнесение некоторыми авторами этого
преступления к группе преступлений против социальных прав и свобод*(348). То
обстоятельство, что нарушения равноправия зачастую совершаются в сфере трудовых
отношений, не предопределяет тем самым объекта этого преступления, но
значительно суживает его. Статья 19 Конституции РФ провозглашает равенство
граждан не только в сфере социально-экономических отношений, но и в любой сфере
жизни, в том числе и политической.

Потерпевшими при совершении этого преступления могут быть
граждане Российской Федерации и лица без гражданства, постоянно проживающие в
России. Таковыми могут быть признаны также лица без гражданства, не проживающие
постоянно в России, и иностранцы. В ст. 62 Конституции РФ говорится, что
«Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской
Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской
Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным
договором Российской Федерации».

Объективная сторона выражается в совершении действий (реже
бездействия), направленных на лишение или ограничение одного лица или группы
лиц по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 136 УК, какого-либо права,
провозглашенного Конституцией РФ, что повлекло причинение вреда правам и
законным интересам граждан.

Нарушение или ограничение прав гражданина может выразиться в
непредоставлении ему возможности реализовать свое право либо в создании
препятствий к реализации последнего. К числу таких форм проявлений относятся,
например: необоснованное задержание лиц определенной национальности, отказ в
приеме на работу вследствие несогласия с убеждениями поступающего, незаконное
увольнение с работы по мотиву принадлежности к определенному общественному
объединению, необоснованный отказ в аренде помещения по признакам религиозной
принадлежности и пр.

Указанные в ч. 1 ст. 136 УК такие последствия, как вред
правам и законным интересам граждан, могут заключаться в ущемлении гражданина в
том или ином праве, например, в непредоставлении жилища по мотиву «не
той» национальности, «не тех» религиозных убеждений. Причиняемый
при совершении рассматриваемого преступления вред может быть материальным
(например, вследствие необоснованного увольнения с работы по мотивам несогласия
с политическими взглядами, уволенный лишается на какой-то период заработка),
моральным (в случаях унижения чести и достоинства лица определенной
национальности) и др.

Если нарушение равноправия гражданина совершается с
применением насилия, повлекшего причинение вреда его здоровью, содеянное должно
квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями гл. 16
«Преступления против жизни и здоровья». В остальных случаях способ
совершения этого преступления обычно на квалификацию по ч. 1 ст. 136 УК не
влияет.

Для признания преступления оконченным налицо должны быть
следующие признаки: нарушение прав граждан (деяние), вред, причиненный правам и
законным интересам граждан (общественно опасное последствие), и причинная связь
между ними.

С субъективной стороны рассматриваемое деяние совершается
только умышленно, при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.

При прямом умысле виновный сознает опасность своих действий,
нарушающих равноправие граждан, предвидит неизбежность или возможность причинения
в результате этого вреда правам и законным интересам граждан и желает этого.
При косвенном умысле субъект, сознавая опасность своих действий, предвидит
возможность причинения вреда правам и интересам граждан и относится к этому
безразлично, сознательно допускает наступление таких последствий*(349).

Такой вывод следует из того, что законодатель не включает в
качестве признаков состава мотив или цель. Таковым могут быть неприязнь,
зависть, месть, корысть, неприязнь к национальности или убеждениям лица и пр.
Наличие тех или иных мотивов на квалификацию не влияет, но должно учитываться
судом при определении наказания в пределах санкции.

Учитывая изложенное, представляется недостаточно
обоснованным мнение о том, что «Обязательным признаком этого преступления
является мотив — побуждение нарушить равноправие гражданина из-за
недоброжелательного отношения к его полу, расе, национальности,
языку:»*(350) и т.д. Признание мотива обязательным признаком
рассматриваемого деяния без указания на то закона является ограничительным
толкованием ст. 136 УК. К тому же эти авторы допускают возможность совершения
рассматриваемого преступления с косвенным умыслом, что, как правило,
предполагает отсутствие специального мотива.

Субъектом нарушения равноправия граждан может быть любое
вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В ч. 2 ст. 136 УК предусмотрена ответственность за
квалифицированный вид нарушения равноправия граждан. Квалифицирующим признаком
этого деяния законодатель называет совершение его лицом с использованием своего
служебного положения. Таким лицом может быть должностное лицо, т.е. лицо,
постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции
представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные,
административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах
местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в
Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Субъектом ч. 2 ст. 136 УК могут быть также лица, занимающие
государственные должности Российской Федерации или субъектов федерации, а равно
государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не
относящиеся к числу должностных лиц (см. примечание к ст. 285 УК).

Кроме того, субъектом данного преступления может быть лицо,
наделенное полномочиями в общественной или иной негосударственной организации
(см. примечание к ст. 201 УК).

Следовательно, субъект преступления, предусмотренного ч. 2
ст. 136 УК, является специальным. Использованием таким лицом своего служебного
положения при нарушении равноправия граждан может заключаться как в
непосредственном использовании предоставленных ему полномочий, так и в
использовании тех возможностей, которые имеются у лица в связи с его служебным
положением. Например, декан учебного заведения отказывает в зачислении лицу
вследствие того, что оно является членом определенной общественной организации.

В соответствии с категоризацией преступлений нарушение
равноправия граждан, предусмотренное в ч. 1 ст. 136 УК, относится к
преступлениям небольшой тяжести, а в ч. 2 — к преступлениям средней тяжести.

Посягательства на равноправие граждан предусмотрены в
уголовных кодексах большинства зарубежных государств (Франции, Германии,
Испании, Италии, Польши и др.). Однако эти статьи расположены в разных главах
кодексов. Так, в УК ФРГ разжигание расовой ненависти против части населения или
определенной группы, характеризующейся национальными, расовыми, религиозными
особенностями ( 130), рассматривается как одно из деяний, посягающих на
общественный порядок. Уголовный кодекс Франции считает дискриминацией любое
различие, проводимое между физическими лицами на основании их происхождения,
пола, политических взглядов и пр. (ст. 225-1). Это преступление помещено в
главу о посягательствах на достоинство лица. В УК Испании ответственность за
дискриминацию, ненависть или насилие против групп и объединений по мотивам
расы, антисемитизма, идеологии, религии, убеждений, этнической принадлежности и
пр. (ст. 510) предусмотрена в гл. IV «О преступлениях, связанных с
осуществлением основных прав и публичных свобод и обязанностью исполнения
специальных работ» разд. XXI «Преступления против Конституции».
Аналогичное положение содержится и в ст. 314.

В уголовных кодексах Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана,
Казахстана составы нарушения равноправия граждан помещены в специальную главу о
преступлениях против конституционных прав граждан.

Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или
работе избирательных комиссий (ст. 141 УК). Статья 32 Конституции РФ предоставляет
всем гражданам страны право избирать и быть избранным в органы государственной
власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в
референдуме*(351).

Ответственность за воспрепятствование осуществлению
избирательных прав была предусмотрена и в прежнем законодательстве*(352). УК
1996 г. значительно расширил, уточнил и дополнил данную норму во исполнение ст.
3 Конституции РФ, согласно которой «высшим непосредственным выражением
власти народа являются референдум и свободные выборы» (ч. 3).

Статья 141 УК является гарантией реализации гражданами своих
избирательных прав и прав на участие в решении важнейших задач общества путем
волеизъявления в референдумах.

Общественная опасность рассматриваемого деяния определяется
в значительной степени тем, что лишение либо ограничение прав граждан
участвовать в управлении делами государства непосредственно или через своих
представителей препятствуют созданию правового демократического государства.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 141 УК, являются
общественные отношения, обеспечивающие право граждан на беспрепятственную,
свободную реализацию своего избирательного права и права на участие в
референдумах*(353). Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступления
являются граждане Российской Федерации, чье избирательное право или право на
участие в референдуме нарушено. В случаях воспрепятствования работе
избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума потерпевшими
могут быть члены этих комиссий.

Предметом преступлений в отдельных случаях могут быть
избирательные документы и документы референдума, например списки избирателей.

С объективной стороны рассматриваемое преступление
совершается путем воспрепятствования: 1) осуществлению гражданином своих
избирательных прав; 2) осуществлению права участвовать в референдуме; 3) работе
избирательной комиссии или комиссии по проведению референдума.

Воспрепятствование осуществлению избирательного права
предполагает совершение таких действий (бездействия), которые либо лишают, либо
существенно ограничивают возможности гражданина Российской Федерации
участвовать в выборах и реализовать предоставленное Конституцией РФ свое
избирательное право (например, отстранение кандидатов от участия в предвыборной
кампании, создание трудностей при выдвижении конкретных кандидатов, отказ в
выдаче удостоверения на право голосования при перемене избирателем места
жительства)*(354).

Воспрепятствование осуществлению права участвовать в
референдуме*(355) может выразиться в таких действиях (бездействии), которые
лишают или существенно ограничивают возможности гражданина высказать свое
мнение по проводимому официально опросу, имеющему большое государственное
значение (например, противодействие созданию или деятельности инициативной
группы по проведению референдума, незаконное исключение гражданина из списка
лиц, намеченных к опросу).

В тех случаях, когда имеет место ограничение права
гражданина на участие в выборах или референдуме в зависимости от национальной
принадлежности, социального положения, убеждений и пр., содеянное должно
квалифицироваться по совокупности ст. 136 УК (при наличии указанного в ч. 1
вреда) и ст. 141 УК, так как данные нормы не являются конкурирующими. В
подобных случаях имеет место идеальная совокупность, которая согласно ст. 17 УК
предполагает квалификацию каждого совершенного в совокупности преступления как
самостоятельного.

Воспрепятствование работе избирательной комиссии может
выражаться в создании препятствий работе как комиссии в целом, так и отдельных
ее членов, например, лишение избирательной комиссии помещения, запрещение члену
избирательной комиссии посещать ее заседания.

Воспрепятствование работе комиссий по проведению
референдумов также может выражаться в создании препятствий работе этой комиссии
или ее членов, например, необоснованный отказ в регистрации инициативной группы
по проведению референдума, уничтожение списка лиц, подлежащих опросу, лишение
члена инициативной группы возможности посещать ее заседания.

«В 1995 г., — отмечал заместитель Генерального
прокурора РФ, — преступления в сфере реализации избирательных прав носили
единичный характер. В минувшие два года органами внутренних дел зафиксировано
восемьдесят пять подобных нарушений»*(356).

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 141 УК, признается
оконченным с момента совершения действий (бездействия), являющихся
воспрепятствованием осуществлению гражданином своих избирательных прав или
права участвовать в референдуме, а равно воспрепятствованием работе
избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума, независимо от
того, удалось или нет осуществить такое воспрепятствование. Возможные
последствия воспрепятствования на квалификацию по ч. 1 ст. 141 УК не влияют, но
должны учитываться при назначении судом наказания в пределах санкции.

С субъективной стороны данное преступление может иметь место
только с прямым умыслом: субъект сознает, что совершает общественно опасные
действия (бездействие), препятствуя осуществлению избирательного права, а равно
права участвовать в референдуме, либо работе избирательной комиссии, а равно
комиссии по проведению референдума, и желает совершить эти действия
(бездействие). При этом мотивы совершения им таких действий (бездействия) на
квалификацию не влияют. Они могут быть самыми различными: как личными (месть,
неприязнь, ревность), так и политическими (нежелание выдвижения кандидатом
лица, являющегося членом определенной партии, желание «протолкнуть» в
кандидаты «своего» человека и пр.).

Субъектом воспрепятствования осуществлению избирательных
прав (ч. 1 ст. 141 УК) может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего
возраста, за исключением лиц, использовавших при совершении данного
преступления свое служебное положение.

Квалифицированным видом рассматриваемого деяния (ч. 2 ст.
141 УК) является воспрепятствование: а) соединенное с подкупом, обманом,
применением насилия либо с угрозой его применения*(357); б) совершенное лицом с
использованием своего служебного положения; в) совершенное группой лиц по
предварительному сговору или организованной группой.

Подкуп — это склонение к выполнению действий, необходимых
виновному, в обмен на предоставление денег, материальных ценностей либо услуг,
а также каких-либо благ нематериального характера, например, внеочередного
продвижения по службе.

В отличие от взятки подкуп при совершении данного
преступления может совершаться в отношении любого лица, а не только
должностного, являющегося субъектом получения взятки.

Обман — это введение в заблуждение, в результате чего
избиратель не смог принять участие в выборах или референдуме. Например,
сообщение неверных сведений о сроках или месте голосования, о порядке
заполнения бюллетеней.

Применение насилия при воспрепятствовании гражданину
осуществлению его избирательных прав предполагает воздействие на телесную
неприкосновенность лица, повлекшее причинение легкого вреда здоровью, нанесение
ударов, побоев, а также лишение его свободы. В случаях применения более тяжкого
насилия (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью) действия должны
квалифицироваться по совокупности ч. 1 ст. 141 и ст. 111 или 112 УК в зависимости
от тяжести насилия*(358).

По совокупности с воспрепятствованием (ч. 2 ст. 141 УК)
квалифицируются случаи незаконного лишения свободы при наличии хотя бы одного
квалифицирующего признака, предусмотренного в ч. 2 ст. 127 УК.

Угроза применения насилия предполагает такое психическое
воздействие на потерпевшего, которое способно воспрепятствовать его свободному
волеизъявлению или нормальной работе, указанных в диспозиции ст. 141 УК
комиссий, например, угроза уволить с работы, не предоставить отпуск, избить.

Угроза убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью
(ст. 119 УК), отнесенная законодателем к числу преступлений небольшой тяжести,
является одним из способов воспрепятствования и по совокупности со ст. 141 УК
не квалифицируется.

Использование при воспрепятствовании субъектом своего
служебного положения*(359) как квалифицирующий признак рассматриваемого деяния
по своей правовой характеристике не отличается от аналогичного признака
нарушения равноправия граждан. Вместе с тем факт использования служебного положения
предполагает в этих случаях наличие специального субъекта.

Наконец, последним квалифицирующим признаком
рассматриваемого состава преступления является воспрепятствование осуществлению
избирательных прав группой лиц по предварительному сговору (предварительная
договоренность двух или более лиц о совместном совершении преступления) и
организованной группой (устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для
совершения одного или нескольких преступлений)*(360). Об устойчивости
организованной группы свидетельствуют подготовленные, намечаемые или
совершенные преступления.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 141 УК, относится к
числу преступлений небольшой тяжести, предусмотренное ч. 2 — средней тяжести.

Ответственность за воспрепятствование осуществлению
гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо права
участвовать в референдуме предусмотрена и ст. 40 КоАП. В ч. 2 и 3 этой статьи
предусмотрена также ответственность должностных лиц за воспрепятствование либо
вмешательство в работу избирательных комиссий либо комиссий по проведению
референдума, а также непредоставление этим комиссиям необходимых материалов или
невыполнение их решений. Более детально регламентация данного правонарушения в
Кодексе об административных правонарушениях, нежели в Уголовном кодексе,
отчасти объясняет отсутствие значительного количества уголовных дел по ст. 141
УК в практике правоприменительных органов. Некоторая информация о такого рода
делах время от времени появляется в периодической печати, однако их движение до
конца, т.е. вынесения оправдательного или обвинительного приговора, обычно не
прослеживается. Отсюда вытекает вывод, что преступления, предусмотренные ст.
141, в значительной степени латентны. Вместе с тем регистрируется довольно
большое количество таких правонарушений. Так, по данным Генеральной
прокуратуры, в минувшие два года «в судебном порядке рассмотрено более 500
административных дел о нарушении конкретных статей избирательного
законодательства. Органами прокуратуры только в минувшем 1999 г. выявлено более
двух с половиной тысяч нарушений избирательных прав»*(361).

Разграничение административно наказуемого и уголовно
наказуемого воспрепятствования осуществлению избирательных прав граждан должно
проводиться по степени общественной опасности этих деяний, а конкретно — с
учетом тех последствий, которые имели место или были возможны в каждом
конкретном случае.

Ответственность за рассматриваемое преступление
предусмотрена в уголовных кодексах ряда зарубежных государств. Так, весьма
детально она регламентирована в Уголовном кодексе Польши, вступившем в силу с 1
января 1998 г. В гл. XXXI этого кодекса, озаглавленной «Преступления
против выборов и референдума», содержатся четыре статьи, предусматривающие
ответственность: за внесение незаконных изменений в списки кандидатов, если
лицо использует при этом обман, повреждает, скрывает, переделывает или
подделывает избирательные документы, допускает злоупотребления при голосовании
или подсчете голосов, а также при составлении списков (ст. 248); за препятствия
путем угрозы или обмана проведению собраний, предшествующих голосованию,
свободному осуществлению права голосовать; голосованию или подсчету голосов
(ст. 249); за оказание путем насилия, угрозы или злоупотребления отношением
зависимости влияния на выбор кандидата либо голосование (ст. 250) и за
нарушение тайны голосования вопреки воле голосующего (ст. 251).

В Уголовном кодексе Германии содержится раздел четвертый
«Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с
выборами и голосованием», в статьях которого предусмотрена, в частности,
ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательного права путем
силы или угрозы ее применения ( 107); за насильственное воспрепятствование
осуществлению избирательного права ( 108); за обман при осуществлении
избирательного права ( 108а); за подкуп при осуществлении избирательного права
( 108b); за подкуп депутатов ( 108e) и др.

Весьма подробно сформулирован рассматриваемый состав в УК
Узбекистана: «Воспрепятствование путем насилия, угроз, обмана или подкупа
свободному осуществлению гражданами права избирать или быть избранными
депутатами или Президентом Республики Узбекистан, вести предвыборную агитацию,
осуществлению доверенными лицами кандидатов в депутаты или кандидатов в
Президенты Республики Узбекистан их полномочий, а равно воспрепятствование
свободному участию граждан в референдуме» (ст. 147).

Фальсификация избирательных документов, документов
референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК). Статья 142 УК
объединила в одной норме предусмотренные в Уголовном кодексе 1960 г. подлог
избирательных документов или неправильный подсчет голосов (ст. 133) и нарушение
законодательства о референдуме (ст. 133.1). Новый Кодекс значительно расширил
рамки указанных составов преступлений, предусмотрев ответственность за любую
фальсификацию как избирательных документов, так и документов референдума*(362).

Общественная опасность этого преступления определяется
нарушением конституционной нормы (ст. 32) Конституции РФ, обеспечивающей
демократические принципы формирования и функционирования органов
государственной власти и местного самоуправления. Статья 142 УК дополняет ст.
141, и обе они в совокупности являются гарантией осуществления гражданами своих
избирательных прав и прав на участие в референдуме в соответствии с законом.
Кроме того, при совершении преступления, предусмотренного ст. 142 УК,
нарушаются демократические принципы формирования и последующего
функционирования органов государственной власти и местного самоуправления, в
результате чего в этих органах могут оказаться представители криминалитета.

Непосредственным объектом этого преступления являются, как и
в предыдущем случае, общественные отношения, обеспечивающие свободное
волеизъявление и соблюдение прав избирателей и лиц, участвующих в референдуме,
а равно порядок проведения выборов в соответствии с действующим
законодательством.

В качестве предмета преступления выступают те документы,
которые фальсифицируются, — избирательные документы либо документы
референдума*(363).

Избирательные документы — это списки избирателей,
удостоверения на право голосования, избирательные бюллетени и др.

К документам референдума относятся протоколы собраний по
формированию инициативной группы, итоговый протокол по сбору подписей,
бюллетени для голосования, протоколы по итогам голосования и др.

Такие, указанные в ст. 142 УК, действия, как неправильный
подсчет голосов либо заведомо неправильное установление результатов выборов,
референдума, находят отражение в избирательных документах и документах
референдума.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 142
УК, может складываться из следующих альтернативных действий: 1) фальсификация
избирательных документов или документов референдума; 2) заведомо неправильный
подсчет голосов; 3) заведомо неправильное установление результатов выборов либо
референдума; 4) нарушение тайны голосования.

Фальсификация документов означает внесение в них ложных
сведений, изменение содержания подлинного документа, исправление части текста,
подчистку, изменение дат, а равно изготовление нового документа с поддельным
содержанием. Например, внесение в списки избирателей умерших лиц или лиц, не
имеющих избирательного права, либо искажение данных кандидата в бюллетенях.

Заведомо неправильный подсчет голосов — это сознательное
искажение в процессе подсчета сведений о результатах голосования, как
уменьшающее, так и увеличивающее количество голосов, фактически поданных
«за» или «против».

Заведомо неправильное установление результатов выборов или
референдума*(364) заключается в заведомо ложном объявлении результатов, не
соответствующих действительности. Например, вопреки действительности кандидат
объявляется неизбранным или результаты референдума — недействительными. В
отличие от заведомо неправильного подсчета голосов заведомо неправильное
установление результатов выборов или референдума означает искажение их итогов.

Нарушение тайны голосования означает нарушение условий,
обеспечивающих тайну голосования, или создание условий, позволяющих
контролировать волеизъявление голосующих. Тайна голосования обеспечивается
установленным порядком получения избирательных бюллетеней, отведением
специальных, оборудованных кабин (или комнат) для заполнения голосующими
избирательных документов. В Федеральном законе «Об основных гарантиях
избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской
Федерации» от 5 сентября 1997 г. специально подчеркивается, что граждане
Российской Федерации участвуют в выборах «на основе всеобщего равного и
прямого избирательного права при тайном голосовании», а равно участвуют в
референдуме также «… на основе всеобщего равного и прямого
волеизъявления при тайном голосовании» (ст. 3)*(365).

По данным Центральной избирательной комиссии РФ, в 1996 г.
после выборов Президента России в Саратовской и Ростовской областях,
Карачаево-Черкесии, Мордовии и в Ставрополье органами прокуратуры были
возбуждены уголовные дела по обвинению в подлоге избирательных документов.

Так, в Грачевском районе Ставропольского края в феврале 1997
г. состоялся суд над управляющей делами администрации района Б. и
председателями участковых избирательных комиссий О. и Д. в связи с неправильным
подсчетом голосов*(366).

Рассматриваемое преступление признается оконченным с момента
совершения хотя бы одного из перечисленных в диспозиции ст. 142 УК действий
(бездействия) при условии, что они совершены указанными в статье лицами,
независимо от того, наступили или нет в результате этих действий какие-либо
последствия, были ли в итоге искажены результаты выборов либо референдума или
нет.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 142
УК, может быть совершено лишь с прямым умыслом. Лицо сознает общественную
опасность своих действий, выразившихся в фальсификации избирательных документов
или документов референдума, неправильном подсчете голосов, неправильном
установлении результатов выборов, референдума или нарушении тайны голосования,
и желает совершить эти действия. Мотив данного преступления на квалификацию не
влияет. Он обычно определяется заинтересованностью лица в результатах выборов
или референдума (это могут быть личная заинтересованность, корысть, месть и
пр.) и должен учитываться судом при определении наказания в пределах санкции.

Субъектами рассматриваемого преступления могут быть только
члены избирательной комиссии, инициативной группы или комиссии по проведению
референдума, т.е. лица, имеющие дело с избирательными документами и документами
референдума, которые принимают непосредственное участие в проведении выборов,
референдумов и осуществляют подсчет голосов, объявляют результаты выборов или
референдума.

Рассматриваемое преступление относится к категории
преступлений средней тяжести.

В уголовных кодексах ряда зарубежных стран также
предусмотрена ответственность за фальсификацию избирательных документов.

Так, в Уголовном кодексе Польши содержится специальная гл.
XXXI «Преступления против выборов и референдума», в ст. 248 которой
предусмотрена ответственность за: 1) внесение незаконных изменений в списки
кандидатов или голосующих; 2) использование обмана с целью неправильного составления
списков избирателей; 3) повреждение, срывание, переделывание или подделку
протоколов или иных избирательных документов и т.п. Однако ответственность за
такую фальсификацию не ограничена рамками специального субъекта.

Подробно регламентирована ответственность за рассматриваемые
деяния в Уголовном кодексе Германии. В разделе четвертом «Преступные
деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и
голосованием» в отдельных параграфах предусмотрена ответственность за
фальсификацию результатов выборов ( 107 а), за фальсификацию документов,
относящихся к выборам ( 107 b), и за нарушение тайны выборов ( 107 c). В
литературе отмечалось, что нормы данной главы защищают не только процесс
проведения выборов в целом, их результаты и документы от фальсификации либо
тайну выборов, но и отдельных граждан от принуждений, связанных с
осуществлением ими избирательного права*(367).

Состав фальсификации избирательных документов содержится и в
Модельном Уголовном кодексе для стран-участниц СНГ. Он аналогичен составу
преступления, предусмотренного ст. 142 УК РФ.

Аналогичные статьи содержатся, например, в уголовных
кодексах Таджикистана, Кыргызстана, Казахстана, Литвы. Более подробно и
несколько иначе изложен этот состав в ст. 146 УК Узбекистана, озаглавленной
«Нарушение законодательства об организации проведения выборов или
референдума». В ней предусмотрена ответственность за нарушение тайны
голосования, подлог избирательных документов или документов референдума,
внесение фиктивных записей в бюллетени или в подписные листы, неправильный
подсчет голосов.

Воспрепятствование проведению собрания, митинга,
демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК)*(368).
Статьей 31 Конституции РФ провозглашается право граждан «… собираться
мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и
пикетирование». Воспрепятствование таким действиям без законных на то
оснований является уголовно наказуемым.

Общественная опасность этого преступления определяется
ограничением предоставленных Конституцией РФ прав граждан на выражение своего
мнения по поводу тех или иных событий, происходящих в стране, путем проведения
собраний, митингов, демонстраций и т.п.

Непосредственным объектом данного преступления являются
общественные отношения, обеспечивающие осуществление таких провозглашенных
Конституцией РФ политических прав граждан, как право на проведение собраний,
митингов, демонстраций и пр.

Если воспрепятствование проведению таких мероприятий
сопровождается применением насилия или угрозой его применения, налицо второй
дополнительный объект преступления — личность. Лица, подвергшиеся насилию или
угрозе его применения, а равно их близкие могут быть признаны потерпевшими.

С объективной стороны преступление может быть совершено
путем одного или нескольких альтернативных действий, перечисленных в диспозиции
ст. 149 УК: 1) воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации,
шествия, пикетирования; 2) воспрепятствование участию в них и 3) принуждение к
участию в них.

При этом воспрепятствование проведению или участию в
указанных мероприятиях должно быть незаконным; принуждение к участию — в
соответствии с этим термином означает противоправность действия (принудить —
значит заставить; незаконно принудить — заставить вопреки закону).

Незаконное воспрепятствование указанным мероприятиям имеет
место в случаях, когда их участники действуют в соответствии с законом,
разрешающим проводить такие мероприятия. Порядок организации, проведения и
прекращения названных массовых мероприятий довольно детально регламентирован
рядом законодательных актов*(369).

Митинги — массовые собрания граждан для обсуждения
политических и других неотложных вопросов текущей жизни, а равно для публичного
выражения отношения к действиям лиц и организаций, событиям
общественно-политической жизни и пр.

Демонстрация — массовое шествие для публичного выражения
группой лиц общественно-политических настроений с использованием во время
шествий плакатов, транспарантов и иных наглядных средств.

Шествие — организованное массовое движение людей по пешеходной
или проезжей части улицы, проспекта с целью привлечения внимания к каким-либо
проблемам.

Пикетирование — наглядная демонстрация группой граждан своих
настроений и взглядов без шествия и звукосигналов*(370).

Одним из обязательных условий массовых мероприятий является
их мирный характер, отсутствие оружия. Проведение таких мероприятий в
соответствии с законом не представляет опасности для общественного порядка и
общественной безопасности, и поэтому воспрепятствование им противоправно, так
как нарушает предоставленное Конституцией РФ право на организацию и проведение
таких мероприятий.

Принуждение к участию в публичных мероприятиях — это
незаконные действия, заключающиеся в физическом или психическом воздействии на
гражданина с целью заставить его участвовать в массовом мероприятии вопреки его
воле.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого
преступления выступают: либо совершение его должностным лицом с использованием
своего служебного положения, либо с применением насилия или угрозы его применения.
Для привлечения к ответственности виновного достаточно наличия одного из этих
признаков, являющихся способом совершения преступления.

Понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК.
Использование таким лицом служебного положения означает использование своих
полномочий или своего авторитета должностного лица вопреки закону. В
зависимости от характера действий возможна квалификация воспрепятствования или
принуждения (ст. 149 УК) по совокупности со ст. 285 УК (злоупотребление
должностными полномочиями) или ст. 286 УК (превышение должностных полномочий)
при наличии и иных признаков этих преступлений.

В уголовно-правовой литературе высказывалось мнение о том,
что квалификация действий должностных лиц, виновных в совершении преступления,
предусмотренного ст. 149 УК, не может быть по совокупности со ст. 285 УК, так
как в данном случае имеет место конкуренция норм и, следовательно, применению
подлежит только специальная — ст. 149 УК*(371).

Однако считать нормы конкурирующими, исходя лишь из одного
признака, не являющегося к тому же обязательным признаком преступления,
предусмотренного ст. 149 УК, вряд ли возможно. Во-первых, эти преступления
посягают на разные объекты; во-вторых, при совершении данного преступления
предполагается отсутствие последствий (кроме легкого вреда здоровью), тогда как
обязательным признаком преступления по ст. 285 УК является причинение
существенного вреда правам и законным интересам, а ч. 3 этой статьи — тяжких
последствий; в-третьих, деяние, предусмотренное ст. 285 (и особенно ч. 3),
признано законодателем значительно опаснее деяния, предусмотренного ст. 149 УК.
Следовательно, квалификация деяния лишь по ст. 149 УК при наличии признаков ст.
285 УК будет означать необоснованное смягчение ответственности лицам, совершившим
весьма опасное преступление.

Другим способом совершения этого преступления является
применение насилия или угрозы его применения, что предполагает причинение вреда
здоровью (или угрозу).

Причинение при совершении преступления, предусмотренного ст.
149 УК, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью должно квалифицироваться по
совокупности ст. 149 и ст. 111 или 112 УК. Причинение легкого вреда здоровью
(ст. 115 УК) и нанесение побоев (ст. 116 УК) по совокупности не
квалифицируются, являясь способом совершения данного преступления.

В литературе высказывалось мнение о возможности квалификации
по совокупности ст. 149 и ст. 119 (угрозы)*(372). Однако представляется, что
угроза также — один из способов совершения данного преступления и квалификации
по совокупности не требуется.

Преступление признается оконченным с момента незаконного
воспрепятствования должностным лицом (использующим при этом свое служебное
положение) проведению массового мероприятия или участию в нем, либо с момента
начала принуждения и применения насилия (угрозы) с намерением воспрепятствовать
проведению или участию в таком мероприятии либо, наоборот, принудить к участию
в нем, совершенного любым лицом.

С субъективной стороны это преступление совершается только с
прямым умыслом. Виновный сознает, что совершает незаконные действия,
препятствующие проведению массового мероприятия, и желает совершить их. Мотивы
таких действий могут быть различными (от перестраховки до политических) и на
квалификацию не влияют, но должны учитываться судом при назначении наказания.

Субъектом может быть любое, достигшее 16 лет, лицо, а также
должностное лицо (см. примечание 1 к ст. 285 УК) при условии использования им
своего служебного положения.

Данное преступление отнесено законодателем к преступлениям
средней тяжести.

Представляется, что ст. 149 УК сформулирована законодателем
недостаточно четко. Во-первых, воспрепятствование (не допустить чего-то) и
принуждение (заставить что-то сделать) — понятия разноплановые, при этом
принуждение уже предполагает насилие и угрозу, тогда как в отношении
воспрепятствования эти признаки должны быть оговорены особо. Во-вторых,
использование должностным лицом своего служебного положения было бы
целесообразно выделить в качестве квалифицирующего признака данного состава,
как это сделано во многих других статьях. При теперешней формулировке ст. 149
УК предусмотрена, по существу, ответственность должностного лица, использующего
свое служебное положение, за воспрепятствование проведению массового
мероприятия или участию в нем без насилия или угроз. Однако такие действия по
установившейся практике влекут лишь дисциплинарное или административное
взыскание.

Статья 166 КоАП предусматривает ответственность за
воспрепятствование организации или проведению перечисленных ранее массовых
мероприятий или иных публичных мероприятий, проводимых в соответствии с
законом, или участию в них, а также принуждение к участию в них.

Разграничение уголовной и административной ответственности
должно проводиться с учетом степени опасности, характера совершенных действий,
в частности, способа их совершения, наступивших или возможных последствий.

Определенные сложности при разграничении преступления и
административного правонарушения неизбежны и при конструкции рассматриваемого
состава, предлагаемой в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ.
«Воспрепятствование проведению собраний, митингов, демонстраций, шествий,
пикетирования или участию в них…» (ст. 165). Во второй части этой статьи
назван такой квалифицирующий признак, как применение насилия и угрозы его
применения.

Рассматриваемое преступление в том виде, как оно
сформулировано в ст. 149 УК, неизвестно подавляющему большинству уголовных
кодексов зарубежных государств. В некоторых кодексах предусмотрена
ответственность за любое принуждение к действию или бездействию. Так, в 240 УК
Германии говорится: «Кто с применением насилия или с угрозой причинения
значительного вреда противоправно принуждает другого человека к совершению
действия, допущению действия или к бездействию, наказывается…». Такое
деяние рассматривается как преступление против личной свободы.

Аналогично решается этот вопрос и законодателем Испании (ст.
172 УК).

В уголовных кодексах некоторых стран в один состав
преступления объединены преступления, предусмотренные Уголовным кодексом России
в разных статьях. Так, в отделе первом главы первой раздела «О
посягательствах на осуществление государственной власти» Книги четвертой
Уголовного кодекса Франции предусмотрена ответственность за умышленное
воспрепятствование осуществлению свободы слова, труда, объединений, собраний и
манифестаций, совершенное либо с применением угроз, либо с применением насилия,
причинением телесных повреждений, уничтожением или повреждением имущества.
«Вместе с тем последующие отделы первой главы не вполне соответствуют
провозглашенным идеям защиты основных прав и свобод гражданина»*(373).
Так, в этой же главе предусмотрена ответственность за преступное участие в
сборище, за организацию манифестации, участие в ней или митинге при
определенных условиях.

В Уголовном кодексе Таджикистана предусмотрена
ответственность за воспрепятствование деятельности политических партий и
общественных объединений (ст. 158).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ