4. Преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы :: vuzlib.su

4. Преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы :: vuzlib.su

86
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


4. Преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы

.

4. Преступления, посягающие на социально-экономические права
и свободы

Защита экономических, социальных и культурных прав
гражданина провозглашена многими государствами. В принятом Генеральной
Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. Международном пакте об экономических,
социальных и культурных правах, вступившем в силу в России 3 января 1976 г., говорится о признании государствами, участвующими в Пакте, права каждого человека на
справедливые и благоприятные условия труда, «включая… b) условия работы,
отвечающие требованиям безопасности и гигиены…» (ст. 7)*(374).

«Труд свободен, — провозглашает Конституция РФ. —
Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду,
выбирать род деятельности и профессию» (ст. 37). Провозглашенное
Конституцией РФ право на свободный труд гарантировано комплексом
социально-экономических прав и свобод, защищаемых нормами различных отраслей
права.

Социально-экономические права и свободы — это возможности
личности в сфере производства и распределения материальных благ, призванные
обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных
потребностей и интересов.

Преступления данной группы посягают на трудовые права
граждан, что означает нарушение права на предоставление работы, права на
безопасные условия труда, права на выбор рода деятельности, права на защиту
нарушаемых трудовых прав граждан.

Общественная опасность рассматриваемых преступлений
определяется тем, что их совершение оказывает существенное негативное
воздействие на построение демократического правового государства, вызывает
недовольство трудящихся, что порой приводит к непредсказуемым последствиям,
влекущим как значительный политический, так и существенный материальный вред.

К преступлениям данной группы Уголовный кодекс РФ относит:
нарушение правил охраны труда (ст. 143); воспрепятствование законной
профессиональной деятельности журналистов (ст. 144); необоснованный отказ в
приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины,
имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145); невыплату заработной платы,
пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1); нарушение авторских и
смежных прав (ст. 146) и нарушение изобретательских и патентных прав (ст.
147)*(375).

Непосредственным объектом этих преступлений являются
общественные отношения, обеспечивающие соблюдение трудовых прав граждан в
различных сферах деятельности. В конкретных составах преступлений данной группы
непосредственный объект характеризуется и некоторыми дополнительными
признаками.

Нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК). Общественная
опасность этого преступления определяется тем, что посягательство
осуществляется на предусмотренное Конституцией РФ право на безопасные условия
труда. Степень опасности таких деяний определяется и значительным
производственным травматизмом. Так, по данным Департамента охраны труда
Минтруда России, только в 1994 г. от травм на производстве пострадали более 300
тыс. человек, из них почти 7 тыс. погибли, а около 13 тыс. стали инвалидами.
Если в целом уровень травматизма составил 5,9 на тысячу работающих, то в
сельском хозяйстве он возрос до 15. На частных предприятиях он оказался более
чем в 2,5 раза выше, чем на государственных*(376).

В информационном обзоре Комитета труда и занятости
Правительства Москвы о состоянии условий и охраны труда в организациях г.
Москвы отмечалось, что за девять первых месяцев 1997 г. число пострадавших
составило 2472 человека, потери рабочего времени — 74,3 тыс. рабочих дней,
материальный ущерб — 59,9 млрд рублей. И это только в Москве!

Непосредственным объектом данного преступления являются
общественные отношения, обеспечивающие безопасные условия труда.
Рассматриваемое преступление является двуобъектным: вторым обязательным
объектом являются жизнь и здоровье гражданина, который признается потерпевшим.
Нарушение правил охраны труда самим потерпевшим с причинением вреда его
здоровью, как правило, ответственности других лиц не влечет*(377).

Так, Солнцевской межрайонной прокуратурой г. Москвы по ч. 2
ст. 143 УК было возбуждено 31 октября 1997 г. уголовное дело по факту
несчастного случая на производстве, повлекшего смерть К. Повлекшая смерть
травма была причинена К. при разгрузке автомашины со стеклопакетами и оконными
рамами в результате падения ящиков с этим грузом. В постановлении о прекращении
дела отмечалось, что инструктаж по технике безопасности при проведении
разгрузочно-погрузочных работ был проведен. К. получил травму в результате
собственной неосторожности. Дело было прекращено по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР за
отсутствием состава преступления*(378).

«Должностное лицо не может нести ответственность за
несчастный случай на производстве, если рабочие нарушили требования инструктажа
и допустили грубую небрежность,» — отмечалось в постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. «О судебной практике по делам о
нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных
работ»*(379). Так же был решен судебной коллегией Верховного Суда РФ этот
вопрос по делу Г.*(380)

Подробный перечень лиц, которые могут оказаться
потерпевшими, приводится в Положении о расследовании и учете несчастных случаев
на производстве, утвержденном постановлением Правительства РФ от 11 марта 1999
г.*(381)

Объективная сторона рассматриваемого преступления
заключается в нарушении правил техники безопасности или иных правил охраны
труда.

Охрана труда — система сохранения жизни и здоровья
работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые,
социально-экономические, организационно-технические, лечебно-профилактические,
реабилитационные и иные мероприятия*(382).

Диспозиция ст. 143 УК бланкетная, и для признания факта
нарушения правил техники безопасности или иных правил охраны труда необходимо
обратиться к соответствующим правилам с обязательным указанием конкретного
пункта.

Так, по одному из дел, возбужденных по ст. 143 УК Кунцевской
межрайонной прокуратурой, отмечалось, в частности, нарушение п. 1, 11, 8.48
«Общих правил техники безопасности и производственной санитарии», п.
183 «Правил техники безопасности и производственной санитарии при холодной
обработке металлов»*(383).

Правила по технике безопасности и иные правила охраны труда
устанавливаются Правительством, министерствами и ведомствами по согласованию с
профессиональными союзами и содержат требования, обеспечивающие сохранение
жизни и здоровья работников. Как показала практика, наиболее распространенными
являются следующие нарушения: отсутствие надлежащего технического руководства и
надзора за безопасностью выполнения производственных работ, допуск к работе
неинструктированного, необученного или недостаточно обученного работника,
отсутствие предохранительных сооружений, оборудования, устройств и других
средств защиты.

Правила по технике безопасности и правила охраны труда
весьма многообразны и в значительной степени определяются спецификой как
отрасли, так и конкретного производства. Они могут быть общими, установленными
для любых организаций, и специальными, предусмотренными для конкретных объектов
различных отраслей.

Под иными правилами охраны труда, о которых говорится в ч. 1
ст. 143 УК, понимаются правила промышленной санитарии и гигиены.

Ответственность за нарушения правил охраны труда наступает
независимо от формы собственности организации.

Преступление признается оконченным с момента наступления
указанных в законе последствий, находящихся в причинной связи с допущенным
нарушением правил охраны труда.

Такими последствиями являются причинение тяжкого или средней
тяжести вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 143 УК)*(384) и его смерть (ч. 2 ст.
143 УК). Причинение легкого вреда здоровью при нарушении правил охраны труда
уголовной ответственности не влечет, но может рассматриваться как
административное или дисциплинарное правонарушение.

Отсутствие причинной связи между допущенными нарушениями
правил охраны труда и наступившими, указанными в ст. 143 УК, последствиями
также исключает уголовную ответственность. Так, по одному из уголовных дел,
возбужденных по ст. 143 УК, в постановлении о прекращении уголовного дела
отмечалось: «Установленные нарушения, отмеченные ведомственной комиссией
по расследованию причин несчастного случая, не находятся в прямой причинной
связи с наступившими вредными последствиями»*(385).

Верховный Суд РФ в упоминавшемся ранее постановлении Пленума
«О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и
безопасности горных, строительных и иных работ» от 23 апреля 1991 г. в
редакции постановлений Пленумов от 21 октября 1993 г. и 23 октября 1996 г.
отметил, что «особое значение приобретает тщательное и всестороннее
исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными
последствиями».

С субъективной стороны рассматриваемое преступление возможно
лишь с неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности. Форму вины
определяет законодатель, указывая в ст. 143 УК на неосторожное причинение
определенных последствий.

Виновный, нарушающий правила охраны труда, предвидит
возможность причинения вреда здоровью или жизни какого-либо лица, но без
достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение
либо не предвидит возможности таких последствий, хотя при необходимой
внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991
г. особо отмечается, что «в случае, когда умысел виновного был направлен
на достижение преступного результата, а способом реализации такого умысла
явилось нарушение правил охраны труда и безопасности работ», содеянное
надлежит квалифицировать как умышленное преступление против личности. Если же в
результате таких действий наступило и другое последствие, не охватываемое
умыслом виновного, содеянное должно квалифицироваться по совокупности статей об
умышленном и неосторожном преступлении.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК,
является лицо, на которое были возложены обязанности по соблюдению правил
охраны труда. Это могут быть как лица, на которых в силу их служебного
положения или по специальному распоряжению были возложены такие обязанности,
так и руководители организаций, их заместители, главные инженеры, главные
специалисты, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им
нарушения правил охраны труда, либо дали указания, противоречащие этим
правилам, либо, взяв на себя непосредственное руководство определенными видами
работ, не обеспечили соблюдение этих правил.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991
г. отмечается также, что, если в нарушениях правил охраны труда, повлекших
причинение вреда жизни или здоровью человека, виновны иные лица, их
ответственность наступает по статьям главы «Преступления против
личности» безотносительно к тому, имело или нет это лицо отношение к
данному производству.

Преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 143 УК, отнесены
законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а ч. 2 — средней тяжести.

В Кодексе РСФСР об административных правонарушениях также
предусмотрена ответственность за нарушение должностным лицом организации,
независимо от формы ее собственности, законодательства об охране труда.
Разграничение преступления и административного проступка при нарушении правил
охраны труда должно проводиться в зависимости от наступивших последствий.
Отсутствие последствий или причинение легкого вреда здоровью работника являются
признаками административно наказуемого нарушения правил охраны труда.

Уголовное законодательство многих зарубежных стран также
устанавливает ответственность за нарушение безопасных условий работы. Так, в
Уголовном кодексе Испании в разделе XV «О преступлениях против прав
трудящихся» предусмотрена ответственность за нарушение «нормы
предупреждения производственного риска» и непредоставление средств, необходимых
для соблюдения мер безопасности, что ставит в серьезную опасность жизнь,
здоровье или физическую целостность работающего лица. Это преступление
признается умышленным (ст. 316). Более мягкое наказание предусмотрено за такие
нарушения, если они совершены «по грубой неосторожности» (ст. 317).
Таким образом, законодатель Испании ввел уголовную ответственность за сам факт
поставления в опасность работника.

Аналогичная норма имеется и в Уголовном кодексе Польши:
«Кто, являясь ответственным за безопасность и гигиену труда, не выполняет
вытекающей из этого обязанности и этим подвергает работника непосредственной
опасности утраты жизни либо причинения тяжкого вреда здоровью, подлежит
наказанию лишением свободы на срок до трех лет» ( 1 ст. 220). более мягкое
наказание предусмотрено в случаях, когда виновный действует неумышленно ( 2). В
отдельной 221 статье содержится ответственность лиц, которые, вопреки
возложенной на них обязанности, не сообщают в срок компетентным органам о
несчастном случае на работе.

Нормы об охране труда имеются в уголовных кодексах многих
стран ближайшего зарубежья, однако сформулированы они по-разному. Так, если в
Кодексе Кыргызстана ст. 142 «Нарушение правил охраны труда»
сформулирована так же, как и в УК РФ, то в Кодексе Литвы (ст. 141)
предусмотрена ответственность за нарушение нормативных актов о безопасности
труда, если такое нарушение могло повлечь определенные последствия.

В Уголовном кодексе Таджикистана законодатель сохранил
статью, аналогичную ст. 138 УК 1960 г. «Нарушение законодательства о
труде» (ст. 153), и, кроме того, включил ст. 152 «Принуждение к
участию в забастовке или отказу от участия в забастовке», а также ст. 163
о заведомо незаконном увольнении с работы, невыполнении решения суда о
восстановлении на прежней работе, задержке выплаты заработной платы, а равно об
иных умышленных существенных нарушениях законодательства о труде.

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности
журналистов (ст. 144 УК). Конституция РФ в ст. 29 провозглашает свободу мысли и
слова, гарантирует свободу средств массовой информации. Воспрепятствование
законной профессиональной деятельности журналиста ведет, по существу, не только
к ограничению трудовых прав журналиста, но и к нарушению свободы печати, чем и
определяется опасность этого преступления. Ответственность за рассматриваемое
преступление была установлена в 1991 г. (ст. 140.1 УК 1960 г.).

О необходимости установления ответственности за
воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов
говорилось на Европейском семинаре по укреплению независимых и плюралистических
средств информации, организованном в Софии (Болгария) с 10 по 13 сентября 1997
г. Департаментом общественной информации ООН (ДОИ ООН) и ООН по вопросам
образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). На нем, в частности, отмечалось, что
журналисты в ряде случаев являются жертвами преследований, физического насилия,
угроз, пыток, похищений, убийств и пр. И это несмотря на ст. 19 Всеобщей
декларации прав человека и Резолюцию 45/76 А Генеральной Ассамблеи ООН от 14
декабря 1946 г., в которой указывается, что свобода информации является одним
из основных прав человека*(386).

Непосредственным объектом этого деяния являются общественные
отношения, обеспечивающие свободу печати и других средств массовой информации.
Ущемление свободы средств массовой информации, в том числе воспрепятствование
законной деятельности журналистов, как отмечается в Законе РФ «О средствах
массовой информации» от 27 декабря 1991 г. (с последующими изменениями и
дополнениями), должно влечь уголовную, административную, дисциплинарную или
иную ответственность*(387).

Потерпевшим при совершении этого преступления является
журналист, т.е. лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или
подготовкой материалов для средств массовой информации, связанное с ними
трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой
деятельностью по их уполномочию. Воспрепятствование деятельности журналиста
путем применения к нему насилия или угрозы должно квалифицироваться по
совокупности ст. 144 и ст. 111 или 112 УК в зависимости от тяжести насилия либо
ст. 119 УК*(388).

В Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ насилие, а равно
уничтожение или повреждение имущества также указаны в качестве квалифицирующих
признаков рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 166).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 144,
может иметь место в случаях воспрепятствования законной профессиональной
деятельности журналиста путем принуждения: 1) к распространению информации и 2)
к отказу от распространения информации.

Воспрепятствование деятельности журналиста предполагает
прежде всего воздействие как на самого журналиста, так и на близких ему лиц, с
намерением помешать ему осуществить свою законную профессиональную
деятельность. В ст. 144 УК законодатель уточняет, что такое воспрепятствование
осуществляется путем принуждения.

Принуждение журналиста к распространению информации
предполагает насильственное воздействие на него или его близких с целью
заставить его обнародовать определенную информацию вопреки его воле.

Принуждение журналиста к отказу от распространения
информации также заключается в воздействии на журналиста или близких ему лиц,
но с обратной целью — заставить отказаться от обнародования известной ему
информации.

Обычно принуждение осуществляется путем физического или
психического насилия. Чаще всего это различного рода угрозы. Например, внести
журналиста в «черный список», добиться увольнения с работы, поместить
в психиатрическую больницу, лишить квартиры и пр.

Дача журналисту советов о целесообразности или
нецелесообразности опубликования конкретных материалов при отсутствии
принуждения уголовной ответственности не влечет.

Периодически в печати сообщается о фактах, свидетельствующих
о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов. Однако
уголовные дела такого рода возбуждаются обычно при наступлении тяжких
последствий. Таким делом является, например, убийство главного редактора газеты
«Советская Калмыкия сегодня» Ларисы Юдиной. Это убийство совершено с
целью воспрепятствовать законной профессиональной деятельности журналиста. И
квалификация действий виновных должна быть по совокупности ч. 2 ст. 105 и ст.
144 УК*(389).

Оконченным преступление, предусмотренное ст. 144 УК,
является с момента воздействия на журналиста с намерением принудить его к
совершению определенных действий или бездействию, независимо от того, добился
ли виновный желаемого для него изменения профессиональной деятельности
журналиста или нет.

С субъективной стороны данное преступление совершается
только с прямым умыслом. Виновный сознает, что действия, выразившиеся в
воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста, являются
общественно опасными, и желает их совершить. Цель таких действий — изменить
характер деятельности журналиста, при этом мотивы на квалификацию не влияют.
Они могут быть личными (корысть, зависть и пр.), но могут носить и политический
характер (например, стремление опорочить кандидата в депутаты).

Субъект преступления — любое физическое вменяемое лицо,
достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 144 УК предусматривает ответственность за
воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста лицом,
использующим для этого свое служебное положение. Характеристика такого
квалифицирующего признака была дана при анализе состава нарушения равноправия
граждан (ст. 136 УК)*(390). Вместе с тем наличие этого признака может повлечь
квалификацию по совокупности ст. 144 и ст. 285 УК (злоупотребление должностными
полномочиями) или 201 УК (злоупотребление полномочиями) при наличии реальной
совокупности.

В зарубежном уголовном законодательстве, как правило,
отсутствуют специальные статьи, аналогичные ст. 144 УК РФ.

Такая статья*(391) имеется, например, в УК Кыргызстана (ст.
151), УК Белоруссии (ст. 198), УК Украины (ст. 171).

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное
увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет
(ст. 145 УК). «Материнство и детство, семья находятся под защитой
государства», — провозглашает ст. 38 Конституции РФ. Общественная
опасность деяния, предусмотренного ст. 145 УК, определяется тем, что при его
совершении нарушаются как минимум три конституционных требования: право на
труд, равноправие граждан, независимо от пола, и защита материнства и детства.

Уголовный кодекс 1996 г. расширил, по сравнению со ст. 139
УК 1960 г., рамки рассматриваемого преступления, подчеркнув необоснованность
отказа в приеме на работу или увольнения. Кроме того, новый Кодекс
распространил действие данной нормы не только на кормящих матерей, но и
матерей, имеющих детей в возрасте до трех лет.

Непосредственным объектом этого преступления являются
общественные отношения, обеспечивающие право на труд беременных женщин и
женщин, имеющих детей до трехлетнего возраста, что означает право на получение
работы в соответствии с их специальностью, профессией и квалификацией.

Потерпевшей в таких случаях всегда является беременная
женщина или женщина, имеющая детей в возрасте до трех лет.

Необходимость строгого соблюдения трудового
законодательства, в частности в отношении беременных женщин и женщин, имеющих
грудных детей, подчеркивалась в Конвенции Содружества Независимых Государств о
правах и основных свободах человека, заключенной в Минске 26 мая 1995 г. и
ратифицированной 4 ноября 1995 г.*(392)

Объективная сторона преступления предполагает
необоснованные: 1) отказ в приеме на работу беременной женщины; 2) увольнение
беременной женщины; 3) отказ в приеме на работу женщины, имеющей детей в
возрасте до трех лет и 4) увольнение с работы такой женщины.

Отказ в приеме на работу или увольнение с работы являются
необоснованными, если они произведены вопреки закону, без достаточных к тому
оснований и вопреки желанию женщины.

Оконченным преступление признается с момента отказа в приеме
на работу или с момента подписания документов об увольнении, так как до тех
пор, пока увольнение не оформлено надлежащим образом, женщина считается
работающей.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 145
УК, совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что необоснованно
отказывает в приеме на работу или необоснованно увольняет беременную женщину
или женщину, имеющую детей в возрасте до трех лет, и желает это сделать.

В статье Кодекса указан и мотив этого преступления —
нежелание иметь на работе беременную женщину или женщину, имеющую маленьких
детей, так как это связано с необходимостью предоставления таким женщинам
определенных льгот, предусмотренных законодательством.

В уголовно-правовой литературе высказывалось мнение,
согласно которому отказ в приеме на работу и увольнение с работы беременной
женщины, равно как и женщины, имеющей маленьких детей, должны признаваться
преступлениями не только при совершении по указанным мотивам, но и во всех иных
случаях*(393).

Представляется, что это мнение заслуживает внимания, так как
доказывание названного специального мотива представляет серьезную трудность,
которая негативно отражается на правоприменительной практике. Поскольку
указанной категории трудящихся трудовым законодательством предоставлены
дополнительные гарантии их трудовых прав, то при любом необоснованном отказе в
приеме их на работу или увольнении, безотносительно к мотивам, налицо
существенное нарушение провозглашенного Конституцией РФ права.

Субъектом преступления могут быть только представители
администрации, наделенные правом приема и увольнения с работы, независимо от
формы собственности организации. К числу таких лиц относятся должностные лица
(см. примечание 1 к ст. 285 УК) и лица, выполняющие управленческие функции в
коммерческой или иной организации (см. примечание 1 к ст. 201 УК).

В судебной практике такого рода дела встречаются крайне
редко. Однако наличие в Кодексе ст. 145 является одной из гарантий соблюдения
прав женщин и играет определенную профилактическую роль, предупреждая
администрацию о возможности уголовной ответственности за ущемление трудовых
прав беременных женщин и женщин, имеющих маленьких детей.

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное
увольнение женщин в ряде случаев рассматривается как административное правонарушение,
предусмотренное ст. 41 КоАП (нарушение законодательства о труде и об охране
труда).

Статья 41 КоАП не конкретизирует вид нарушения трудовых прав
граждан и не выделяет особо нарушение таких прав именно беременных женщин и
женщин, имеющих детей до трехлетнего возраста, как особой категории лиц,
пользующихся согласно трудовому законодательству определенными льготами.

Вопрос о привлечении к уголовной или административной
ответственности в каждом конкретном случае совершения рассматриваемого деяния
должен решаться правоприменительными органами с учетом обстоятельств дела. Ни
уголовное, ни административное законодательство таких критериев не
предусматривают. Представляется, что уголовную ответственность должны влечь
наиболее грубые (злостные) факты необоснованного отказа в приеме на работу или
увольнения с работы беременных женщин или женщин, имеющих детей до трехлетнего
возраста. О грубости рассматриваемого деяния свидетельствуют степень его
опасности, а также возможные последствия нарушения трудового законодательства в
каждом конкретном случае.

Норма, аналогичная ст. 145 УК, содержится и в уголовных
кодексах некоторых государств, например, ст. 144 УК Кыргызстана. В ч. 2 ст. 148
УК Узбекистана «заведомо незаконный отказ в приеме на работу или
увольнение с работы женщины по мотивам ее беременности или ухода за
ребенком» рассматривается как один из видов нарушения права на труд.
Другим видом нарушения права на труд, согласно ч. 1 этой статьи, является
заведомо незаконное увольнение с работы или невыполнение решения суда о
восстановлении на работе. В этом случае законодатель предусматривает
административную преюдицию.

Однако в уголовных кодексах подавляющего большинства
зарубежных стран отсутствуют статьи, ставящие под охрану трудовые права именно
беременных женщин или женщин, имеющих малолетних детей. Вместе с тем в этих
странах имеются нормы об ответственности за нарушение трудовых прав граждан.
Так, в ст. 218 1 УК Польши подлежит наказанию лицо, которое, «осуществляя
деятельность, относящуюся к сфере трудового права и социального страхования,
злостно или упорно нарушает права работника, вытекающие из трудовых
отношений:».

Об отмене или ограничении трудовых прав, признанных
законами, коллективными договорами или индивидуальными контрактами, говорится в
ст. 311 УК Испании.

В некоторых странах, например во Франции, ущемление трудовых
прав (в том числе и в зависимости от состояния здоровья, семейного положения)
рассматривается как дискриминация*(394).

Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и
иных выплат (ст. 145.1 УК). Конституция РФ провозглашает право каждого «на
вознаграждение за труд » (ст. 37), а равно «социальное обеспечение по
возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания
детей и в иных случаях, установленных законом» (ст. 39).

Однако в последние годы ХХ столетия в отдельных регионах
России участились случаи невыплаты или несвоевременной выплаты заработной
платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат, в результате чего сложилась
напряженная социальная обстановка. В средствах массовой информации стали
появляться публикации, в которых в невыплате обвинялись руководители
предприятий, учреждений, организаций, якобы «прокручивающие» эти
деньги в корыстных целях либо тратящие их на иные нужды.

Своевременная и в надлежащем размере выплата заработной
платы, пенсий, стипендий и пр. предусмотрена и в принятом Генеральной
Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. Международном пакте об экономических,
социальных и культурных правах, вступившем в силу в России 3 января 1976 г.

Поэтому Федеральным законом от 15 марта 1999 г. Уголовный
кодекс был дополнен ст. 145.1, предусматривающей ответственность за невыплату
гражданам заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат*(395).

Опасность предусмотренного ст. 145.1 УК преступления заключается
в нарушении конституционных принципов — права на труд, согласно которому каждый
должен получать за него вознаграждение (ст. 37); права на образование (ст. 43),
поскольку неполучение стипендии в ряде случаев вынуждает студентов прервать
образование; права на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни,
инвалидности и пр. (ст. 39).

Непосредственным объектом преступления являются общественные
отношения, обеспечивающие право граждан на труд, социальное обеспечение и
образование.

Потерпевшими являются лица, не получающие более двух месяцев
без законных к тому оснований заработную плату, пенсию, пособие, стипендию или
иные выплаты.

Заработная плата — вознаграждение за труд в соответствии с
его количеством и качеством, но не ниже установленного федеральным
законодательством минимального размера оплаты труда.

Пенсия — денежное обеспечение за выслугу лет, по
инвалидности, нетрудоспособности и пр.

Пособие — денежная помощь нуждающимся в материальном
обеспечении лицам, например многодетным и одиноким матерям.

Стипендия — ежемесячная выплата определенных денежных сумм
лицам, получающим бесплатное специальное образование.

Под иными выплатами подразумеваются как единовременные
выплаты в связи с какими-либо событиями, ставящими человека или семью в бедственное
положение (например, при пожаре, железнодорожной катастрофе), так и выплаты в
случаях, предусмотренных законом, денежных средств в виде премий за особые
достижения в области науки и пр.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст.
145.1 УК, совершается путем невыплаты свыше двух месяцев заработной платы,
пенсий и пр.

Невыплата означает неполучение потерпевшим как всей
полагающейся ему суммы, так и ее части. Преступление, предусмотренное ч. 1
рассматриваемой статьи, окончено с момента неполучения свыше двух месяцев
положенных лицу выплат. Возможные последствия не включены законодателем в
состав этого преступления, но должны учитываться судом при назначении
наказания.

С субъективной стороны это преступление характеризуется
прямым умыслом. Виновный сознает, что, вопреки действующему законодательству,
не выдает надлежащих сумм лицам, имеющим на них право, и желает не выдавать их,
имея на это возможность.

Законодатель ограничивает данный состав определенными
мотивами: корыстными и иной личной заинтересованностью.

Под корыстными мотивами понимается желание получить в
результате невыплаты материальную выгоду. Оно может быть осуществлено путем как
завладения невыплаченными средствами, так и их удержания и пуска в оборот для
приобретения материальной выгоды.

Иная личная заинтересованность может выразиться, например, в
передаче этих сумм лицам, от которых виновный ожидает каких-либо выгод.

Субъектом преступления может быть только руководитель (т.е.
руководящий чем-либо) организации, независимо от формы собственности, например,
директор фабрики, декан высшего учебного заведения.

Квалифицирующим признаком невыплаты заработной платы и
других выплат законодатель называет наступление тяжких последствий. К числу
таких последствий могут быть отнесены как последствия, касающиеся отдельных
лиц, поставленных в результате этого в бедственное положение, так и
последствия, вызывающие волнения групп населения.

Примером первого вида последствий является описанный в
средствах массовой информации случай, когда мать убила своего малолетнего сына
и сама покончила жизнь самоубийством, оставив записку о том, что в результате
невыплаты заработной платы на протяжении нескольких месяцев ей нечем кормить
ребенка.

Примером второго вида служат известные всем выступления и
волнения шахтеров в связи с невыплатой заработной платы.

Аналогичный рассматриваемому состав преступления содержится
в ст. 151 УК Кыргызстана, предусмотревшей ответственность за
«использование должностными лицами предприятий, учреждений, организаций,
независимо от форм собственности, не по назначению денежных средств,
предназначенных для выплаты заработной платы, пенсий, пособий и иных социальных
выплат». Более строгое наказание предусмотрено в этой статье в случаях
неоднократного совершения таких действий.

Нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК). Авторское
право и другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в области
литературы, искусства, науки и пр., охватываются общим понятием
«интеллектуальная собственность». В 1967 г. была подписана Международная
конвенция об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности
(ВОИС), членом которой является и Россия. К сфере деятельности этой
специализированной организации ООН относятся литературные, художественные
произведения и научные труды, исполнительская деятельность артистов,
фонограммы, радиопередачи и пр.

На территории России действуют нормы международных договоров
в области охраны интеллектуальной собственности. Так, Россия участвует в
Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.
Имеются базовые соглашения в области охраны интеллектуальной собственности и в
рамках СНГ*(396).

Конституция РФ в ст. 44 провозглашает свободу литературного,
художественного, научного, технического и других видов творчества, а равно охрану
интеллектуальной собственности. В качестве одной из гарантий провозглашенной
свободы творчества является ст. 146 УК.

Общественная опасность этого преступления определяется тем,
что при его совершении нарушаются как личные авторские или смежные права, так и
имущественные интересы.

Непосредственным объектом преступления являются общественные
отношения, обеспечивающие соблюдение авторских или смежных прав.

Авторское право регулирует отношения, возникающие в связи с
созданием и использованием произведений науки, искусства, литературы,
независимо от назначения, формы и достоинства. Они могут быть как
опубликованными, так и неопубликованными, но обязательно выраженными в
объективной форме (например, рукопись, видеозапись, чертеж, нотная запись).

Смежные права регулируют отношения, возникающие в связи с
исполнительской деятельностью артистов, использованием фонограмм, передач
эфирного или кабельного вещания*(397).

Объекты авторских или смежных прав являются предметом
данного преступления. Это могут быть литературные, музыкальные,
хореографические произведения, живопись, скульптура, фотографии и т.п., а также
производные (например, переводы) и составные (например, антологии)
произведения, представляющие собой результаты творческого труда.

Потерпевшими признаются лица, результаты труда которых были
незаконно использованы или присвоены.

С объективной стороны эти преступления совершаются путем: 1)
незаконного использования объектов авторского права или смежных прав или 2)
присвоения авторства.

Незаконное использование объектов авторского права или
смежных прав заключается в воспроизведении и распространении чужого
литературного, художественного, музыкального и другого произведения вопреки
закону и без согласия на то автора или его наследников*(398).

Воспроизведение чужого произведения предполагает снятие с
него копии, изготовление репродукций, публичное исполнение и т.п.
Распространение произведения состоит в тиражировании и ознакомлении с ним
многих лиц.

Незаконным использованием объектов авторского права или
смежных прав являются, например, внесение в произведение изменений, искажение
мысли автора, демонстрация на выставке или исполнение на сцене произведения,
хотя и под именем автора, но без его согласия, переиздание произведения без
согласия автора или его наследников и т.п.

Присвоение авторства (плагиат) — это издание чужого
произведения под своим именем, создание произведения в соавторстве и выпуске
его без указания имени соавтора и пр.*(399)

Обязательным признаком состава преступления,
предусмотренного ст. 146 УК, является причинение крупного ущерба. Понятие
«крупный ущерб» при нарушении авторских и смежных прав законодателем
не конкретизировано. Следовательно, определение того, явился ли причиненный
ущерб крупным или нет, предоставлено лицам, осуществляющим правоприменительную
практику, с учетом объективных (размер ущерба) и субъективных (мнение автора)
критериев*(400) ущерб может быть материальным, в виде упущенной выгоды и
моральным.

Преступление является оконченным с момента констатации факта
причинения ущерба, который должен находиться в причинной связи с нарушением
авторских или смежных прав.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления
характеризуется умыслом — прямым или косвенным. Виновный сознает, что нарушает
авторские или смежные права, предвидит неизбежность или возможность причинения
потерпевшему ущерба и желает этого или хотя бы сознательно допускает его
причинение либо относится к этому безразлично.

В литературе высказывалось мнение, что данное преступление
может быть совершено только с прямым умыслом*(401). Такое ограничение
субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 146 УК, не является
оправданным. Так, в настоящее время широкий размах приобрело изготовление
«пиратских» копий видеокассет.

Волевой момент умысла в таких случаях характеризуется не
желанием причинить ущерб автору, а безразличным к этому отношением. Желание
наличествует лишь в отношении самого действия, но не предусмотренного ст. 146
последствия*(402). Виновные руководствуются только корыстными мотивами,
относясь безразлично к причинению вреда кому-либо. Если допустить, что
рассматриваемое преступление предполагает только прямой умысел, то никого из
изготовителей «пиратских» копий видеокассет к ответственности
привлечь нельзя. Однако в Москве был возбужден ряд дел по ст. 146 УК за их
создание и распространение.

Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16 лет,
лицо, в том числе и должностное. Однако при наличии признаков должностного
преступления такое лицо можно привлечь к ответственности по совокупности
преступлений, предусмотренных ст. 146 и 285 УК (при реальной совокупности).

Квалифицирующими признаками нарушения авторских и смежных
прав являются: 1) неоднократность и 2) совершение этого преступления группой
лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Неоднократным признается преступление, совершенное во второй
или более раз.

Не признается неоднократным совершение ранее такого же
преступления, если лицо было за него освобождено в установленном законом
порядке от уголовной ответственности, а равно в случаях, когда судимость за
такое же преступление была снята или погашена (ст. 16 УК).

Другим квалифицирующим нарушение авторских и смежных прав
признаком является совершение его группой лиц по предварительному сговору или
организованной группой. Этот признак был рассмотрен при анализе преступления,
предусмотренного ст. 141 УК.

Нарушение авторских и смежных прав отнесено законодателем к
числу преступлений небольшой тяжести (ч. 1 ст. 146 УК), а при наличии
квалифицирующих признаков — к преступлениям средней тяжести (ч. 2 этой статьи).

Во многих уголовных кодексах зарубежных государств
отсутствуют статьи, аналогичные ст. 146 УК РФ. Однако в ст. 270 УК Испании
установлено наказание тех, «кто с целью наживы и во вред третьим лицам
воспроизведет, совершит плагиат, распространит или открыто сообщит полностью
или частично литературное, художественное или научное произведение, а также его
переработку, интерпретацию или художественное исполнение, закрепленное на любом
носителе, или сообщение каким-либо способом, без разрешения владельцев
соответствующих прав интеллектуальной собственности или цессионариев».

В ст. 161 Модельного Уголовного кодекса для стран СНГ
предусмотрена ответственность за нарушение авторских, смежных прав и прав
патентообложения. В примечании к ст. 150 УК Кыргызстана наличие крупного ущерба
является квалифицирующим это деяние признаком. Крупный ущерб — это ущерб, в 500
раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный
законодательством Кыргызстана на момент совершения преступления.

Нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК).
Изобретательские и патентные права, являясь объектами интеллектуальной
собственности, охраняются патентным правом и правом промышленной собственности.

Опасность данного преступления определяется, как и в
предыдущем случае, посягательством на тот же конституционный принцип,
провозглашенный ст. 44 Конституции РФ. В Уголовном кодексе 1960 г.
ответственность за нарушение авторских и изобретательских прав
предусматривалась в одной статье (ст. 141). Однако законодатель в Уголовном
кодексе 1996 г. предусмотрел ответственность за эти преступления в разных
статьях, учитывая различия в предметах посягательства.

Непосредственным объектом преступления являются общественные
отношения, обеспечивающие соблюдение провозглашенных Конституцией РФ законных
прав изобретателей.

Предметом преступления могут быть: 1) изобретения, которые
представляют собой решения технической задачи, характеризующиеся существенной
новизной; 2) полезная модель, т.е. конструктивное выполнение средств
производства и предметов потребления, а также их составные части; 3)
промышленный образец — художественно-конструкторское решение изделия,
определяющее его внешний вид.

Более подробная характеристика этих изобретений содержится в
Патентном законе РФ от 23 сентября 1992 г.*(403)

Потерпевшим в этих случаях является автор изобретения или
заявитель на полезную модель либо промышленный образец.

С объективной стороны нарушение изобретательских и патентных
прав выражается: 1) в незаконном использовании изобретения, полезной модели,
промышленного образца; 2) в разглашении без согласия автора или заявителя
сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной
публикации сведений о них; 3) в присвоении авторства и принуждении к соавторству.

Незаконное использование перечисленных предметов заключается
в их применении без согласия автора или его правопреемников и вопреки закону.

Незаконное разглашение сущности изобретения, полезной модели
или промышленного образца предполагает ознакомление с ними, вопреки закону,
одного или нескольких лиц без согласия автора, заявителя или их
правопреемников.

Присвоение авторства заключается в получении патента*(404)
на чужое изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Принуждение к соавторству означает оказание различными
способами (обычно путем психического воздействия) давления на изобретателя или
заявителя с целью получения его согласия на включение самого себя или
какого-либо другого лица в соавторы готового или разрабатываемого изобретения, полезной
модели или промышленного образца. В случаях принуждения к соавторству путем
насилия, повлекшего причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью,
содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 147 и ст. 111 или 112 УК
в зависимости от тяжести причиненного вреда.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого
преступления является причинение крупного ущерба, находящегося в причинной
связи с нарушением изобретательских или патентных прав.

Понятие крупного ущерба аналогично такому же понятию, что и
при нарушении авторских и смежных прав (ст. 146 УК).

Субъективная сторона, как и в предыдущем случае,
предполагает наличие прямого или косвенного умысла.

Субъектом является любое физическое вменяемое лицо,
достигшее 16-летнего возраста. Так же, как при нарушении авторских и смежных
прав, им может быть и должностное лицо.

Квалифицирующие признаки нарушения изобретательских и
патентных прав такие же, как при нарушении авторских и смежных прав:
неоднократность, предварительно договорившаяся группа лиц и организованная
группа.

Наличие ряда одинаковых признаков, видимо, оказало влияние и
на разработчиков Модельного Уголовного кодекса для стран СНГ, в котором в одной
статье (ст. 161) предусмотрена ответственность за «нарушение авторских, смежных
прав и прав патентообладателей».

Нарушение изобретательских и патентных прав без
квалифицирующих признаков отнесено законодателем к числу преступлений
небольшой, а при их наличии — средней тяжести.

Преступления, предусмотренные ст. 146 и 147 УК, в практике
правоприменительных органов встречаются крайне редко. Однако совершаются они
довольно часто и пополняют латентную преступность. Некоторые такие дела,
подпадающие под признаки указанных статей, тем не менее рассматриваются в
порядке гражданского судопроизводства.

В зарубежном уголовном законодательстве нормы об охране
изобретательских и патентных прав чаще всего сгруппированы в одной статье с
охраной авторских и смежных прав. Обычно ответственность за эти преступления
рассматривается как посягательство на интеллектуальную собственность, например,
ст. 270 УК Испании, ст. 149 УК Узбекистана.

В ст. 150 УК Кыргызстана, регламентирующей ответственность
за рассматриваемые преступления, в числе предметов преступления названы также
программы для ЭВМ или базы данных, «если эти деяния умышленно или по
неосторожности причинили крупный ущерб». В примечании к этой статье
определен крупный размер ущерба — это ущерб, в 500 раз превышающий минимальную
месячную заработную плату, установленную законодательством на момент совершения
преступления.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ