Принцип прогресса :: vuzlib.su

Принцип прогресса :: vuzlib.su

56
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Принцип прогресса

.

Принцип прогресса

Распространяемые ими представления о мире базировались на
трех связанных между собой «индуст-реальных» положениях, трех идеях,
разделяемых странами Второй волны, что и отличало их от остальной части мира.

Первое из этих основополагающих положений имело отношение к
природе. Социалисты и капиталисты могли расходиться во взглядах на то, как
распределять плоды труда, но они одинаково относились к природе. Для них
природа — это объект, жаждущий подвергнуться эксплуатации.

Мысль о том, что люди должны властвовать над природой, можно
проследить на протяжении веков, вплоть до Книги Бытия(1). Несомненно, что до
промышленного переворота подобную точку зрения разделяли немногие. Большинство
ранних культур, напротив, отдавали предпочтение бедности и гармонии
человечества с окружающей его природной средой.

Эти ранние культуры были не особо ласковы с природой. Они
вырубали и выжигали растительность, переводили леса на дрова. Но их возможности
навредить природе были ограниченными. Они не столь уж корежили землю и не
нуждались в подходящей идеологии, которая оправдывала бы причиняемый ими вред.

С наступлением цивилизации Второй волны появились
капиталистические индустриалисты, в огромных объемах выкачивающие природные
ресурсы, выбрасывающие в воздух большое количество ядов, в погоне за прибылью
вырубающие леса целых регионов, нисколько не заботясь о побочном эффекте или
долговременных последствиях. Идея о том, что природа — это то, что надлежит
эксплуатировать, предоставляла удобное рационалистическое объяснение для
недальновидных и эгоистичных дельцов.

Но капиталисты вовсе не были одиноки. Кто бы ни находился у
власти, они или же марксистские индустриализаторы (несмотря на убеждение, что
прибыль — источник всех зол), все действовали сходным образом.

По представлениям марксистов, первобытные люди вовсе не жили
в гармонии с природой, а вели с ней яростную борьбу за выживание. С
возникновением классового общества, считали они, война «человека против
природы», к несчастью, преобразовалась в войну «человека против
человека». Построение коммунистического бесклассового общества позволит
человечеству снова вернуться к своей задаче — борьбе с природой.

По обеим сторонам идеологического водораздела имелся схожий
образ человечества, противостоящего природе и господствующего над ней. Этот
образ был основным компонентом индуст-реальности, суперидеологии, объединявшей
марксистов и антимарксистов.

Вторая идея, связанная с первой, вела еще дальше.

Люди не только пребывали в заботах о природе, они были
вершиной долгого процесса эволюции. Существовали и более ранние теории
эволюции, но в середине XIX столетия Дарвин дал научное обоснование такой точки
зрения и приобрел известность в большинстве передовых индустриальных стран того
времени. Он говорил о принципе «естественного отбора» как неизбежного
процесса, который безжалостно вычищает слабые и неспособные существовать и
развиваться формы жизни.

Дарвин вел речь о биологической эволюции, но его теория
получила особое социальное и политическое звучание. Так, социальные дарвинисты
доказывали, что принцип естественного отбора действовал внутри общества тоже и
что самые богатые и влиятельные люди были более приспособленными и более
достойными.

Следом возникла идея, что все общества развивались в
соответствии с законом «естественного отбора». Согласно подобным
рассуждениям, индустриализм был более высоким этапом эволюции, чем окружавшие
его неиндустриальные культуры. А это означало, что цивилизация Второй волны
превосходила все остальные.

Подобные воззрения давали рационалистическое объяснение как
капитализма, так и империализма. Развивавшийся индустриальный строй нуждался
для своего поддержания в дешевых ресурсах, а такая теория предоставляла
моральное оправдание их получения по пониженным ценам, даже если при том
уничтожались аграрные народы и первобытные общества. Идея социальной эволюции
давала интеллектуальную и моральную поддержку, позволяя обращаться с
непромышленными народами как с низшими и, следовательно, непригодными для
выживания.

Сам Дарвин хладнокровно писал об уничтожении местного
населения Тасмании и в порыве геноцидного энтузиазма пророчествовал: «В
будущем… цивилизованные расы наверняка уничтожат и заменят дикие расы по
всему миру»(2). Интеллектуальное обеспечение цивилизации Второй волны не
оставляло сомнений относительно того, кто заслуживал выживания.

Несмотря на то что Маркс резко критиковал капитализм и
империализм, он разделял точку зрения, что индустриализм — наиболее передовая
модель общества, этап, которого непременно достигнут все другие общества.

Третьей основополагающей идеей индуст-реальности, тесно
связанной с природой и эволюцией, был принцип прогресса, утверждавший, что
история течет неотвратимо к лучшей жизни для человечества. Эта идея также
достаточно много разрабатывалась в предындустриальное время. Однако же только с
наступлением Второй волны идея Прогресса с большой буквы расцвела пышным
цветом.

Внезапно, когда Вторая волна катилась по Европе, зазвучали
тысячи голосов, прославлявших прогресс. Лейбниц*, Тюрго**, Кондорсе***, Кант,
Лессинг, Джон Стюарт Милль****, Гегель, Маркс, Дарвин и множество менее
знаменитых мыслителей нашли причины для всеобъемлющего оптимизма. Они
рассуждали о том, был ли прогресс поистине неизбежен и не нужна ли ему рука
помощи от человеческого рода, что включает в себя понятие лучшей жизни, может
ли прогресс продолжаться вечно. Среди них царило единомыслие в отношении самого
понятия прогресса(3).

Атеисты и богословы, студенты и профессора, политики и
ученые проповедовали новую веру. Бизнесмены и депутаты, говоря о новом заводе,
новом изделии, новом доме, шоссе или дамбе, неизменно подчеркивали, что это
продвижение вперед от плохого к хорошему или же от хорошего к лучшему. Поэты,
драматурги и живописцы считали прогресс само собой разумеющимся. Прогресс
оправдывал ухудшение природной среды и покорение «малоразвитых»
цивилизаций.

И снова одна и та же мысль была одновременно выражена в
трудах Адама Смита и Карла Маркса. Как отметил Роберт Хейлбронер*, «Смит
был сторонником прогресса… В «Исследованиях о природе и причинах
богатства народов» прогресс был не идеалистической целью человечества,
а… предназначением, к которому оно двигалось… побочным продуктом частных
экономических целей»(4). Разумеется, для Маркса такие частные цели
устанавливал только капитализм, и именно они привели его к разрушению. Но такой
итог сам по себе являлся частью долгого исторического процесса, ведущего
человечество вперед к социализму, коммунизму и еще лучшему будущему.

Эти три ключевых положения цивилизации Второй волны — война
с природой, значение эволюции и принцип прогресса — составляли боезапас агентов
индустриализма, пускаемый теми в ход для объяснения или оправдания такого
строя.

Подобные взгляды проистекали из более глубоких представлений
о реальности — на??ра невысказанных мнений об истинных
составляющих человеческого опыта. Каждый человек имеет дело с этими составляющими,
и каждая цивилизация описывает их по-своему. Каждая цивилизация обучает своих
детей справляться со временем и пространством. Необходимо объяснить через миф
ли, метафору или научную теорию, как функционирует природа. И надо предложить
некоторый ключ к пониманию того, как все происходит в этом мире.

Цивилизация Второй волны создала полностью новый образ
реальности, базирующийся на своеобразных представлениях о времени и
пространстве, материи и причинности. Собирая обломки прошлого, по-новому комбинируя
их воедино, используя опыты и эмпирические исследования, она круто изменила
представления людей о мире вокруг себя и о себе в этом мире.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ